Суд направленного действия-4. Когда все средства хороши

0
71

Если вы где-то прочтете или услышите, что принцип состязательности сторон является основой судопроизводства в России, а суды – беспристрастны и независимы, то не спешите в это поверить.

Ибо первое же столкновение с судом (неважно, в каком качестве – участника ли процесса, слушателя ли) разобьет ваши иллюзии в прах. Поскольку состязательность сторон, – это лишь декларация, призванная придать нашему судопроизводству вид демократичности (мы же, дескать, ушли от сталинских «троек»!). Равно как и независимость, беспристрастность и непредвзятость судей. И исход судебного процесса зачастую бывает предопределен еще до его начала. А если и нет, то может зависеть от кого и чего угодно, вплоть до плохого настроения судьи. Да и сами судьи видят себя не беспристрастными рефери, цель которых – установление истины, а этакими карающими мечами правосудия.

Поэтому совершенно не случайно проводимые в стране опросы показывают, что большинство граждан России считают суды карательными органами. Да, наши суды призваны не разбираться в делах, а карать, о чем красноречиво говорит статистика судебных приговоров – лишь в шести случаях из тысячи они бывают оправдательными.

Наблюдая за процессом, о котором мы рассказываем нашим читателям вот уже несколько месяцев, автор этих строк не раз убедился в том, что Ульяновский областной суд в лице судьи Киргизова полностью соответствует всему сказанному о судах и судьях выше. И чем дольше длится процесс, тем отчетливее становится видно, что его целью является обвинительный приговор, и идет он к этой цели рука об руку со стороной обвинения.

Мы писали ранее о том, что сторона защиты предпринимала попытки вывести из состава коллегии присяжных заседателей, чья объективность вызывает сомнения. В частности, присяжных под номерами 4 и 7. Первая, уличенная защитой в близком личном знакомстве с судьей и его помощником, была все же выведена «за скобки», хотя этому шагу и была судом придана окраска вынужденности из-за якобы давления и угроз со стороны защиты. А вот за вторую, как оказалось, близко знающую семью одного из подсудимых, суд встал, что называется, горой. И даже когда в зале суда подруга родственницы подсудимого Артуша Саакяна, хорошо знающая и присяжную под номером семь, поскольку ее дочь училась в одном классе с двоюродной сестрой подсудимого и дочерью присяжной, назвала члена коллегии присяжных по имени и спросила, что заставляет ее участвовать в этом процессе, судья Киргизов не вывел седьмой номер из коллегии присяжных. Он удалил из зала суда неудобную слушательницу. А названной присяжной была обеспечена защита после ее заявления о поступающих в ее адрес угрозах со стороны защиты. Однако в нашем распоряжении есть нечто, что проливает свет на истинное положение дел.

Это переписка бывших одноклассников Жанны Саакян в одной из социальных сетей. Причем, переписка эта возникла вовсе не по инициативе родственников подсудимого Саакяна или кого-то из лиц заинтересованных. Просто класс был дружный, и спустя три года после выпуска ребята не потеряли связи, и продолжают тесно общаться. И когда кто-то из них узнал, что мама одной их одноклассницы судит брата другой, в сети развернулась достаточно бурная дискуссия, привести которую целиком не представляется возможным, хотя и проходила она в открытой группе. Жанна Саакян участия в ней не принимала, и вступила в разговор только тогда, когда ситуация накалилась до предела. В частности, она написала (орфография и лексика не изменены):

«Думаю логично мне войти немного в вашу дискуссию и тем самым ее закончить
А то я тут немного в шоке прибываю!))

Я была на первых судах, когда была собрана первая коллегия присяжных, происходящее там не передать словами естественно, и тоже самое происходит и на вторых, где присутствует мама Наташи, и все ЭТО видит!

Во-первых, насчёт бок о бок, родственники не родственники, есть определенные законы, по которым в присяжных не может присутствовать даже такой знакомый человек, однако он там присутствует.
Никого не смущает?!)))

Во-вторых, присутствовав на суде, можно понять о чем речь и любой здравомыслящий человек явно может определить где факт, а где вымысел.
Если уж и вышло, что он туда попал, то думаю он должен выполнять свои обязанности по закону!), так??))

Ведь все настолько очевидно.

И да, никто из вас не имеет права друг на друга гнать, так как вы никакого отношения к этому не имеете. Уж тем более называть человека «крысой», не зная, видимо, значения этого оскорбления тоже явно не стоит!»

Мы сказали выше, что переписка эта велась в открытом доступе. И прочли ее не только мы. Именно отсюда и заявление об угрозах, отсюда и предоставление присяжному государственной защиты. Отсюда же и попытки следственных органов запугать статьями УК РФ подругу Зинаиды Татулян, заговорившую с присяжным в зале суда. А приведенные нами слова Жанны Саакян следственные органы пытаются представить как доказательство давления, оказываемого на взятого под защиту присяжного. Не абсурд? Абсурд. И по логике вещей все должно быть иначе: судья просто обязан был сам вывести присяжного из процесса. Но он этого не сделал. Почему? Да потому, что присяжный, получающий за каждое заседание суда с его участием более полутора тысяч рублей и ощутивший на себе попытки лишить его этого немалого по местным меркам заработка, уже не будет беспристрастным и объективным. К тому же сомнения в объективности этого присяжного заметно возрастают после вопроса слушательницы, прозвучавшего в зале суда: «Таня, ты это из зависти что ли!?» Но суду, нацеленному на обвинительный приговор, именно такой присяжный и ценен. Тем более, что он такой уже не один…

Да, говорить о логике применительно к описываемым событиям неуместно. Когда суд планомерно движется к поставленной цели, логика и здравый смысл отметаются за ненужностью. А в игру вступают право силы, порожденное чувством безнаказанности (кто с судьи взыщет – судьи своих, как правило, не сдают!) и нечистоплотность. Да-да, уважаемые, именно нечистоплотность. Другим словом я не могу назвать тот факт, что судья Киргизов вознамерился привлечь к уголовной ответственности адвоката Ильину, представившую суду больничный лист. За представление заведомо подложного документа. Что это, если не желание судьи заставить сторону защиты нервничать и отвлечься от основной задачи – защиты интересов подсудимых.

Мы не случайно назвали этот материал «Когда все средства хороши». Судья Киргизов ведет процесс так, чтобы до присяжных не доходила информация, которая может заставить их задуматься и, возможно, изменить тщательно формируемое судом мнение. Он не позволяет защите анализировать доказательства, поскольку в этом анализе звучит прямая речь потерпевшего, признавшегося в совершении им целого ряда преступлений. Он удаляет из зала суда подсудимого Саакяна, не давая тому выступать в свою защиту потому, что ему, Киргизову, крайне невыгодно, чтобы точка зрения подсудимого на события, ставшие главной темой уголовного дела, была доведена до присяжных. Он указывает защите на нарушения ими закона, хотя и сам зачастую им пренебрегает – он ведет дело к приговору. И для этого все средства хороши.

Но почему он, собственно говоря, это делает? Не так давно теме этого судебного процесса посвятила свою публикацию столичная «Новая газета», имеющая федеральный статус. И автор той публикации вскрыл очень неудобные для ульяновских судей и силовиков связи. В первых наших статьях об этом процессе мы писали, что из признаний потерпевшего Кораблева следует, что за всеми совершенными им преступлениями стоит некто Серый, известный ульяновцам как мастер восточных единоборств и предприниматель Сергей Смирнов. А жена его – Оксана Мулина – является депутатом Ульяновской городской Думы и действующим адвокатом. Причем работает она в адвокатской конторе, которую возглавляет отец заместителя начальника СУСК РФ по Ульяновской области Алексея Виноградова, с которым с 1998-го по 2004 год бок- о -бок трудился следователь Киргизов.

Не здесь ли стоит искать причины столь рьяного отстаивания председательствующим в судебном процессе интересов стороны обвинения? И как вообще может бывший следователь прокуратуры и впоследствии следователь-«важняк» объективно разбирать уголовные дела? Сегодня уже нельзя переписать того, что опубликовано раньше, но именно тогда – в самых первых статьях – стоило особо подчеркивать, то обстоятельство, что судья Киргизов – выходец из следственных органов. Тогда многие вещи объяснялись бы проще: и поблажки в виде формулировок «техническая ошибка» криво состряпавшим дело следователям, и приобщение к делу непонятно, как возникшего пистолета, и позже – не тех раций, и прочая, как говорится, и прочая. Ну, да для всего этого будет еще время и возможность – приговором бывшего следователя Киргизова дело не закончится.

Если вы где-то прочтете или услышите, что принцип состязательности сторон является основой судопроизводства в России, а суды – беспристрастны и независимы, то не спешите в это поверить. Ибо это не так. И «тройки» из нашей жизни никуда, похоже, не ушли. Только заседают они не в залах суда, а где-то во властных кабинетах…

Александр СЕМЕНОВ

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here