«Чудак» среди фабрикантов, меценат, пожертвовавший на строительство Дома-памятника И.А.Гончарова . Brandergofer: Николай Шатров

0
395

Заметки в трех частях.

I. ХОЗЯИН
Николай Яковлевич Шатров родился 17 (29 по н.с.) ноября 1853 года. Выходец из «податного сословия», не имея богатых предков и не получив достойного образования, он всего в жизни добился сам.
Еще в 1845 г. на месте будущего поселка Измайлово дворянин Я.Ф.Прибыловский открыл суконную мануфактуру. На сезонном предприятии зимой работали крестьяне соседних сел, на время полевых работ оно закрывалось. В 1885 году убыточную мануфактуру приобрел Н.Я.Шатров.
Предприятие превратилось в передовую фабрику. Ручные станки были заменены механическими, фирмы «Добров и Набгольц». Многие машины изготавливались в цехах при фабрике. К началу ХХ века на Измайловской фабрике работало свыше 1,5 тысяч чел., ее мощность увеличилась в 10 раз. Продукция ежегодно представлялась на международных ярмарках и получала призы. Сукна поставлялись в армию, продавались в Симбирске, Казани, Саратове и отдаленных областях России – до Порт-Артура. На Нижегородской ярмарке Шатров имел три каменные лавки. Он стал одним из крупнейших производителей и продавцов сукна в губернии.
Если бы речь шла только о набивании своего кармана – это не стоило бы внимания. Но Николай Яковлевич поистине был «чудаком» среди фабрикантов. Условия труда и жизни его рабочих выделялись не только в губернии, но и в России. Газета «Симбирские вести» писала: «В трех верстах от Измайловки Сенгилеевского уезда стоит среди лесов суконная фабрика. Это целый посёлок. Наряду с огромным каменным зданием фабрики красуются пёстрые дома администрации… Высятся деревянные двухэтажные дома с квартирами для рабочих. Горделиво стоят массивные дома с вывесками на фронтонах: «Больница», «Богадельня», «Народная аудитория», «Николаевская церковно-приходская школа»…
Владелец фабрики строил за свой счет квартиры для рабочих, семейным предоставлял помещения для скота. В 1886 г. в поселке открыта церковно-приходская школа, и Шатров стал ее почетным попечителем. Построил больницу, ясли, богадельню. С 1890 года (!) работала электростанция. При фабрике имелись струнный оркестр и хор. Зарплата на Измайловской фабрике была выше, чем на других предприятиях, выплачивались премии, надбавки за сверхурочные часы и социальные пособия, например, оплачиваемые отпуска по беременности – редкое явление в то время. В общественной столовой на 1000 мест рабочие бесплатно питались 3 раза в день и отдыхали по часу после обеда.
В 1897 г. освящена построенная на средства Н.Я.Шатрова церковь в честь Казанской иконы Божьей Матери. Шатров отвел землю под храм, оплатил сооружение церкви с колокольней, роспись стен; приобрел иконы и утварь; построил дома для причта. «Симбирские епархиальные ведомости писали 15 сентября 1904 г.: «Построенный в 1897 году Н.Я.Шатровым храм в селе Измайловке каменный, теплый, отличается благолепием и благоукрашением…: иконостас покрыт массивною, позолоченною резьбою, иконы с чеканным позолоченным фоном…». За постройку церкви ему был пожалован орден св. Станислава 2-й степени (фото 8).
Кроме Измайловской фабрики Н.Я.Шатрову принадлежали Акшуатский и Измайловский лесопильные заводы, винокуренный завод в Карсунском уезде, 4200 десятин земли и леса в Сенгилеевском уезде, лавки в Симбирске и Н.Новгороде. Он занимал видное место в промышленных и торговых кругах, являясь председателем Симбирского биржевого комитета, членом Симбирского губернского по фабричным и горнозаводским делам присутствия, членом комитетов отделений Волжско-Камского и Русского внешнеторгового банков и т.д. В 1903 г. Шатрову Высочайше пожаловано звание мануфактур-советника, а в 1912-м – статского советника.
В Симбирске Н.Я.Шатров имел три каменных и три деревянных дома – на Старо-Казанской, Стрелецкой и других улицах. О самом известном из них – на углу Никольской (Гимова) и Стрелецкой улиц, поныне известном как «Дом Шатрова», речь пойдет в следующих частях.
О семейной жизни Николая Яковлевича известно немного. Его жена, Надежда Васильевна, тоже занималась благотворительностью. Она была почетным членом Братства св. Марии Магдалины при Мариинской гимназии и членом Общества вспомоществования учащим и учащимся народных училищ, поддерживая эти организации материально. Своих детей в семье не было. Шатровы воспитывали приемную дочь Липу. Возможно, потребность заботиться о ком-то и привела промышленника на путь служения обществу и людям.
В большой степени эта деятельность была направлена на развитие народного образования. Так, коммерческое училище, открытое в 1901 г., получило в дар от почетного попечителя Н.Я.Шатрова 2-этажный дом с надворными постройками на Спасской улице (быв. дом Андреева, фото 6) стоимостью 40 тыс. руб. (журнал городской думы, 25.07.1901). Еще 2000 руб. Шатров пожертвовал в капитал для оплаты обучения беднейшего ученика. В училище был установлен портрет дарителя. В 1904 г. он пожертвовал 30.000 руб. для двух торговых школ, открыть которые решила городская дума.
Н.Я.Шатров оказывал помощь классической гимназии, другим учебным заведениям и детским приютам. Но наибольшее участие он принял в развитии Симбирской чувашской учительской школы. С 1883 г. Николай Яковлевич – почетный блюститель, а с 1893 г. – почетный попечитель школы и товарищ председателя св. духовного Братства при школе. В отчете Братства за 1910 год сказано: «Н.Я.Шатров особенно много содействовал расширению и устройству школьных зданий, пожертвовав на вновь выстроенный трехэтажный каменный дом более 40 тыс. рублей». На свои средства Шатров построил 2-этажное здание училища на 100 учеников с квартирами учителей (фото 3-4), затратив около 60.000 руб.
Значительно увеличилась территория школьной усадьбы – часть земли подарил Шатров, другая – куплена на его средства. «Идя навстречу духовному развитию школы, Николай Яковлевич расширил и перестроил домовую церковь, руководствуясь мыслью, что всякая, вообще, школа… должна быть в самом тесном единении с Божиим храмом» («Материалы к истории Симбирской чувашской учительской школы», 1915). Шатров оказывал помощь в приобретении учебных пособий, содержании беднейших учеников, основал фонд на стипендию И.Я.Яковлева, подарил школе духовой оркестр и т.д.
С 1888 по 1905 гг. Н.Я.Шатров избирался церковным старостой (ктитором) Свято-Троицкого кафедрального собора и жертвовал значительные суммы на его содержание. В 1890-х годах на его средства перестроен и расширен Николаевский зимний собор (фото 7).
Большой вклад Николай Яковлевич внес в постройку Дома-памятника И.А.Гончарова (краеведческий и художественный музеи). «Волжские вести» 9 января 1910 г. сообщали: «Известный благотворитель Н.Я.Шатров пожертвовал губернской учёной архивной комиссии 10.000 рублей в основание капитала для постройки здания музея». Известно, что в феврале-марте 1915 г. Шатров внес на Дом-памятник еще более 6000 руб. Надо полагать, это не единственные его взносы. Он не только давал деньги, но был действительным членом СГУАК и членом Строительной комиссии.
В 1898 г. Николай Яковлевич выделил деньги на пособия невестам-бесприданницам – дочерям обедневших купцов и мещан. С тех пор это стало ежегодной традицией. На средства купцов Шатрова, Чебоксарова и Петрова содержалось 5 мест в городской богадельне. В 1913 году Н.Я.Шатров предлагал Л.И.Афанасьеву открыть в Симбирске санаторий для туберкулезных больных и выражал готовность пожертвовать на это 20.000 руб. А в 1914 году он на свои средства оборудовал лазарет для раненых и содержал его до 1917 года.
Перечислить все сделанное промышленником-меценатом просто невозможно. Шатров был значимой фигурой в общественной жизни Симбирска: являлся гласным городской думы, директором губернского тюремного комитета, членом комитета Карамзинской библиотеки и т.д.
Добрые дела не остались без вознаграждения. Кроме упомянутого ордена св. Станислава, за общественную и благотворительную деятельность Н.Я.Шатров был награжден в 1891 г. золотой медалью, в 1902 – орденом св. Анны 2-й степени, в 1909 – орденом св. Владимира 4-й степени. В 1898 году он удостоен звания потомственного почетного гражданина города Симбирска. Это событие Николай Яковлевич ознаменовал назначением пособий престарелым и бедным жителям.
Надо полагать, неплохо жившие рабочие предприятий Шатрова совсем не рвались в «светлое будущее». Д.С.Точеный приводит любопытный документ – резолюцию общего собрания рабочих Измайловской фабрики от 9 ноября 1917 года: «…Протестовать всеми имеющимися средствами против насильственного действия авантюры большевиков. Мы, рабочие фабрики Шатрова, всегда склонны к борьбе против тех, кто умышленно создает гражданскую войну…» (3).
Конечно, фабрику национализировали. Но Шатров не стал дожидаться экспроприации и добровольно передал новой власти все свои предприятия на полном ходу, запасы сукна и леса, счета в банке, дома, лавки и другое имущество – на общую сумму 56 миллионов рублей. В прошении исполкому фабрики от 4 ноября 1918 г. он писал: «Товарищи, братья. Обращаюсь я к вам с просьбой, может быть, в последний раз. Так как фабрика моя перешла в народное достояние…, моя убедительная просьба дать мне возможность прожить спокойно в среде вас в занимаемом мною доме последние мои старческие годы… За то, что я не бросил фабрику на произвол судьбы, а оставался с вами, и вы, кажется, пользовались лучшими условиями, чем на других фабриках. За то, что своим старанием сделал запасы шерсти, машин…, и фабрика до сих пор не знает ни в чем недостатка. За то, что вы, товарищи рабочие, до последней минуты получали оклады и продовольствие полностью…».
Исполком фабрики просьбу бывшего хозяина уважил, постановив: «…Исходя из того, что гр. Шатров во время революции свое имущество и капитал не расточал и никуда не скрылся, а был все время в среде рабочих, принимая во внимание справедливое отношение к рабочим…, пока помещения не понадобятся для общественных организаций, предоставить гр. Шатрову свободное проживание в занимаемом им помещении при фабрике с семьей». Его даже приняли на работу – инструктором по производству.
Казалось бы, проявив лояльность, Шатров поступил мудро и обеспечил себе безопасность. Увы, ненадолго… А.В.Жиркевич писал в дневнике за 1919 год:
«17 августа. …Сообщил он [И.Я.Яковлев] мне о том, что миллионер Шатров сидит в сыром подвале бывшего дома удельного ведомства… Ему вздумалось подать заявление в том смысле, «что все это я жертвую советской власти и прошу за то увеличить мое содержание». Этого было достаточно, чтобы такого крупного «буржуя» засадить в темницу. Яковлев, помня, что Шатров около 120 тысяч пожертвовал на одну чувашскую школу, поехал хлопотать… Его не только грубо приняли, но даже не дозволили предстать на глаза начальству…
2 сентября. Вчера был у И.Я.Яковлева, составил ему прошение в особый отдел Восточного фронта от имени Шатрова с приложением кучи бумаг… С этими бумагами мы поехали… в исправительное арестантское отделение, где сидит Шатров… Проехали мимо здания, где живут политические узницы. Дом обнесен колючей проволокой, и в этом загоне гуляют заключенные женщины, начиная от старух и кончая девушками лет 16. Тяжелое впечатление!.. В контору с бумагами И.Я. пошел один. …Бумаги взяли, но ничего не сказали…»
Чем же провинился Николай Яковлевич? «Преступление» его было ужасным! Шатров попросил выделить из сданных им народу 56 миллионов небольшую сумму на ремонт курятника. Более того – он осмелился просить «утвердить пользование домом и имуществом пожизненно, оградив от могущих быть утеснений».
Вопрос решался не в Измайлово, а в Симбирске – правлением суконных фабрик Симбирской губернии и профсоюзом текстильщиков. Постановили: «Выразить глубокое негодование по поводу заявлений и притязаний эксплуататора Шатрова… Не может быть и речи о выделении денег на ремонт служб для фабриканта, т.к. рабочие ютятся в нечеловеческих жилищах, устроенных для них Шатровым… Управлению Измайловской суконной фабрики немедленно уволить гр. Шатрова с должности инструктора… Считать пребывание Шатрова в районе фабрики недопустимым и вредным, посему препроводить копию заявления в Особый отдел Восточного фронта и Карсунскую ЧК…».
А тут еще бывший фабрикант усугубил положение новым «актом вредительства»: продал свою единственную лошадь с телегой отделу здравоохранения. В августе 1919 г. Шатров был арестован. Особый отдел, рассмотрев дело о «фабриканте, капиталисте, обвиняющемся в незаконной продаже народного имущества», постановил вырученные от продажи деньги и «хранимые сверх нормы вещи» конфисковать.
«1919 года 21 сентября Особый отдел при Реввоенсовете Восточного фронта, рассмотрев дело № 647 по обвинению Н.Я.Шатрова, как крупного помещика и фабриканта…, постановил: заключить Шатрова в концентрационный лагерь на все время гражданской войны. Начальник Особотдела Г.Бокий».
Сказалось ли заступничество И.Я.Яковлева, рабочих и горожан, но 11 ноября 1919 г. Н.Я.Шатров был освобожден по амнистии в связи со 2-й годовщиной Октябрьской революции. Однако эти 3 месяца окончательно избавили его от иллюзий.
Изможденный, постаревший вернулся Николая Яковлевич в Измайлово. А на следующий день, собрав немудреный скарб, отправился с семьей в путь. До станции его провожала огромная толпа – вся фабрика. Информация о последующих событиях отрывочна и противоречива; потому-то и сказано в большинстве источников: «дальнейшая судьба Н.Я.Шатрова неизвестна». Но кое-какие сведения до земляков доходили.
В.Силантьев пишет (8): «Добровольно сопровождавшие его до Москвы рабочие Федор Фомин и Николай Иванов рассказывали, что бывший хозяин в столице раздобыл денег и вскоре отбыл на Дальний Восток. А потом, по долетавшим до фабрики слухам, переправился в Японию, затем в Германию, Францию… Впрочем, многие считали, что это враки – не выпустили бы власти его за границу. Однако в 1925 году на лечение слабых легких в Измайлово приезжала дочь Инессы Арманд Варвара, которая и сообщила, что Шатров, живущий в Швейцарии, очень плох и очень нуждается». Дата и место смерти Николая Яковлевича Шатрова неизвестны.
***
Использованы материалы:
1. Е.С.Гузенко, Т.Ю.Кочепасова «Симбирский промышленник, купец и меценат Н.Я.Шатров» («Симбирский вестник», вып. 3, 1996, с.92-97);
2. Б.В.Аржанцев «Дворец мецената» («Памятники Отечества», 1998, № 42 (7-8), с.65-68);
3. Д.С.Точеный, Н.Г.Точеная «Он способствовал процветанию города» («Исторические портреты, очерки и фельетоны», Ульяновск, 2001, с.92-97);
4. Л.М.Брюхович «С заботой о хлебе и душе» («История Симбирского-Ульяновского края в документальном наследии», мат. конференции, Ульяновск, 2013, с.43-46);
5. Л.Н.Галимова «Н.Я.Шатров» («Симбирск купеческий», ч.2, Ульяновск, 2013, с.94-96);
6. В.Миронов «Чудак» («Народная газета», 2.04.1993);
7. В.Миронов «Измайловский чудак» («Народная газета», 11.09.2002);
8. В.Силантьев «Измайловский чудак – 2» («Народная газета», 4.10.2002) и др.
***
Продолжение далее
1) Николай Яковлевич Шатров.
2) В.А.Хуртин. Портрет Н.Я.Шатрова (ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»)

Здание общежития со столовой в рабочем поселке Измайловской суконной фабрики Н.Я.Шатрова.
hautiev-sh.livejournal.com

«Шатровский» корпус Симбирской чувашской учительской школы, построенный на средства Н.Я.Шатрова.
ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»

«Шатровский» корпус бывшей Симбирской чувашской учительской школы.
ГАНИ УО.

Домовая церковь Сошествия Святого Духа Симбирской чувашской учительской школы, перестроенная и расширенная Н.Я.Шатровым.
ГИММЗ «Родина В.И.Ленина»

Бывший дом В.И.Андреева, пожертвованный Н.Я.Шатровым в 1901 году Симбирскому коммерческому училищу.

В 1897-1898 гг. на средства Н.Я.Шатрова был перестроен и расширен Николаевский собор по проекту В.Л.Ивановского (слева).
ГАУО

Высочайшая награда

Н.Я.Шатров являлся одним из главных жертвователей на строительство Дома-памятника И.А.Гончарову.

В.А.Углач. «Симбирск. Особняк купца Шатрова»

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here