Василий Зуев. Волга в стиле Фаберже

0
410

18 марта (31 марта по новому стилю) 1870 года в семье симбирского мещанина, постоянно проживающего в с. Кременки (заволжском волостном селе Ставропольского уезда Самарской губернии -ныне Старомайнский район Ульяновской области), Ивана Андреевича Зуева и его жены Татьяны Ивановой, родился сын, будущий придворный художник-миниатюрист. При крещении, которое совершили в местной сельской церкви, отстроенной во имя Архистратига Божия Михаила, нарекли младенца Василием. Таинство крещения совершил настоятель церкви Николай Листов.

О Василии Зуеве, легендарном художнике фирмы Фаберже и Кабинета Его Величества, еще 30-40 лет назад сведений было немного. Неизвестна была дата его смерти. Словарь «Художники народов СССР» (1983 г.) сообщает следующее:

ЗУЕВ Василий Иванович. Живописец, р. 1870, ум. (г.?). Учился в Академии художеств (1901-03). Исполнял миниатюрные портреты (преимущественно слоновая кость, эмаль) Имп. Александра Федоровна и цесаревич Алексей (1906, подписанные, Павловский дворец — музей. Лен. области) и др. Работал для фирмы К. Фаберже (Москва, Петербург). В ГОП [Государственная Оружейная палата] хранится золотое и стальное яйца, украшенные миниатюрными портретами работы Зуева.

В 1931 году Евгений Карлович Фаберже пишет письмо русскому офицеру В. В. Сахарову (умер в 1944 г.), который собирал материалы для «Словаря русских художников». Сахаров не успел выпустить Словарь; приведем выдержку из копии письма Евгения Фаберже (Архив Татьяны Фаберже):

Из письма Евгения В.В. Сахарову от 30 июля 1931 г.: «Вегнер (Wegner) [подчеркнуто Евгением Фаберже -В.С.]. русск[ий], немецк[ого] происхождения], один из самых замечательных миниатюристов, кот[оторые] когда — либо существовали, умер в конце 19 века, раб[отал] для Кабинета Его Вел[ичества] и для Фаб[ерже]. Зуев Вас[илий] Ив[анович]. Отличный миниатюрист, раб[отал] главным образ[ом] для Фаб[ерже] до 1918 г. . Как видите, немало было у нас выдающихся сотрудников»

В 1949 г. Г.Ч. Бэйнбридж в первой монографии про Карла Фаберже перечисляет художников Петербургского отделения фирмы. На первом месте идет «Франц Бирбаум, швейцарец, первый дизайнер, специалист по всем направлениям производства и ассортимента». Далее идут: Александр Ивашев, Евгений Якобсон, Оскар Май, Хуго Эберг, Зосим Критский, Крыжицкий и наконец, Василий Зуев, русский, художник-миниатюрист первого класса».

Английский искусствовед Кеннет Сноуман также пользовался консультациями Евгения Карловича и в своей монографии «Искусство Карла Фаберже» (1953 г., Лондон) перечисляя группу художников — миниатюристов, ставит Василия Зуева на первое место:

«Василий Зуев (придворный миниатюрист). Остался в России после революции. Крыжицкий. Де Бенкендорф, акварелист. Блазнов. Гефтлер, Прахов, специалист по иконам. Сергей Соломко, акварелист. Гораций Уоллик, англичанин. Вегнер. Цейнграф, немецкого происхождения, отличные портретные работы».

Марвин Росс (1905 — 1977), историк искусства, с 1959 г. куратор коллекции М.М. Пост, Музея — сада «Хиллвуд» (Вашингтон, США). Автор каталога коллекции М. Пост «The Art of Karl Faberge and His Contemporaries,» (1965). (Искусство Карла Фаберже и его современников). Это наиболее квалифицированное издание, сохраняет актуальность до сих пор. Анализируя дизайн Яйца, которое сейчас называются. «Екатерина Великая» (1914 г.), во французском стиле XVIII — го века, М. Росс указывает, что дизайн и эмали в стиле Буше (Boucher) исполнены придворным эмальером (court enameler) Василием Зуевым. Всего 8 миниатюр, в том числе 6 в круглых рамках, две -большие в 8-угольных рамах из жемчуга. Миниатюры подписал придворный миниатюрист (court miniaturist) Василий Зуев. Марвин Росс единственный, кто называет Зуева одновременно и придворным эмальером и придворным миниатюристом. Росс предполагает авторство Зуева для пяти эмалевых миниатюр знаменитой Юсуповской шкатулки с видами дворцов. Многие исследователи до сих пор считают, что Зуев только специалист акварели по слоновой кости. Однако мемуары художника князя Кирилла Голицына (1903 — 1990), опубликованные в 1997 г., подтверждают правоту американского искусствоведа.

Записки князя Голицына, который приходился племянником покровителя Василия Зуева, сенатору А.Д. Свербееву (в книге именуемого Сенатор), дают много новых сведений к портрету Василия Зуева в историко — бытовом контексте. Вот выдержки из этих записок: «Из подопечных Сенатора его особым расположением пользовался некий Василий Иванович Зуев, человек уже не первой молодости, живший постоянно в квартире своего патрона в большой, но темной комнате окнами во двор. Василий Иванович был тихим и скромным человеком. Носил он почему-то всегда один и тот же китель офицерского образца. В дневные часы он был прикован к столу-конторке, стоявшему в углу гостиной, возле окна. Склонившись над столом с большой лупой в левой руке, он писал акварелью портреты-миниатюры на пластинках из слоновой кости. Для своего ювелирного мастерства он пользовался тончайшими кистями, принимавшими лишь то минимальное количество краски, которое требовалось для нанесения почти не различимых глазом штришков и точек.

Любителей миниатюрных портретов было много — Василий Иванович постоянно имел заказы и хорошо зарабатывал. Наиболее выгодным заказчиком, пожалуй, была Царская Семья, для которой он делал, между прочим, миниатюры неправдоподобно малого размера. Таким был, например, погрудный портрет Николая II в военной форме и при всех орденах, величиною с ноготь безымянного пальца. Этот портрет был вправлен затем в фарфоровое пасхальное яйцо, предназначавшееся для подарка Императрице к Пасхе. В последние годы перед революцией Василий Иванович увлекся работой эмалью, наносимой на мелкие изделия из золота или просто на золотые пластинки. На завершающем этапе эта техника требовала термической обработки, каковая осуществлялась одним из самых доступных способов — на кухонной плите, что вызывало негодование кухарки Ирины Федоровны. В годы войны Зуев был уже настолько обеспеченным человеком, что мог позволить себе приобрести недвижимую собственность — квартиру в доме так называемых квартирных собственников на углу Спасской и Знаменской. Переехал туда после смерти Сенатора, но я ни разу у него не был и вообще никогда его больше не встречал. В Москве, в Оружейной палате, есть несколько его работ. В одном из журналов, в статье, посвященной Оружейной палате, Зуев был отнесен почему-то к разряду «умельцев». В 1992 г. вышла в свет книга В.В. Скурлова и Г.Г. Смородиновой «Фаберже и русские придворные ювелиры России». Опубликован впервые портрет В. И. Зуева (фото 1900 г. из личного дела ИАХ). Подпись: Василий Иванович Зуев (1870 — после 1917). Художник — миниатюрист фирмы Фаберже. В период 1904 — 1917 гг. выполнил подавляющую часть миниатюрных портретов императорской фамилии для Кабинета Его Величества и для фирмы Фаберже, имел неофициальное звание придворного миниатюриста». Главный мастер фирмы Фаберже Франц Петрович Бирбаум в 1919 г. по заданию акад. А.Е. Ферсмана написал Записки по истории фирмы. Они были обнаружены нами в конце 1989 г. в фонде акад. Ферсмана в архиве Академии наук СССР (сейчас РАН) и были опубликованы в 1992 году (английская версия) и в 1993 г. (русская версия с обширным справочным аппаратом). В русскую версию был включен Портрет Зуева из личного дела ИАХ, 1900 г. и биографическая справка. В список живописцев — миниатюристов Ф.П. Бирбаум включил только двух художников: В.И. Зуева и С.С. Соломко. Ф. П. Бирбаум упоминает о табакерках: «Официальные подарки заказывались через Кабинет его Величества.. На табакерках помещался портрет императора, исполненный живописью по слоновой кости, окруженный бриллиантами, над портретом помещалась бриллиантовая корона».Кабинет Его Величества пользовался миниатюрами Василия Зуева и размешал их в «портретных» изделиях, исполняемыми другими придворными ювелирами, особенно фирмой ювелира Карла Гана, а после 1911 гг. — мастерской Карла Бланка.

Потребность Кабинета в царских миниатюрах — портретах стала актуальна с воцарением нового императора Николая II в конце 1894 г. В феврале того же года умирает академик А.М. Вегнер, признанный миниатюрист, которого высоко ценила фирма Фаберже.

Поиски миниатюриста высокого класса затянулись на долгие восемь лет, пока фирма не стала в 1902 г. сотрудничать с В.И. Зуевым. Улла Тилландер в своем исследовании «Российская императорская наградная система (1894 — 1917 гг.)» написала следующее: «Как выяснилось в процессе нашего исследования, миниатюрные портреты Императора были в основном поручены миниатюристам Василию Ивановичу Зуеву и Александру Петровичу Блазнову. Иногда они заказывались датскому миниатюристу Йоханнесу Цейнграфу, который также работал для кабинета Его Императорского Величества. Изображения монарха основывались на фотографиях или картинах в вариантах полковых униформ полков, шефом которых был царь». Николая 11, 1916 г. Миниатюра работы В. Зуева. М.Н.ЛопаТО в монографии «Ювелиры Старого Петербурга», издательство Государственного Эрмитажа, 2006 г. публикует перевод письма Евгения Фаберже от 05 августа 1941 г. директору лейпцигского издательства «А.А. Зееман», выпустившего в 1915 г. 11-ый том «Всеобщего лексикона изобразительных искусств Ульриха Тиме». Копия письма сохранилась в архиве Татьяны Фаберже, внучатой племянницы Евгения Фаберже. В письме упоминается в самых лестных характеристиках В.И. Зуев: «Василий Иванович Зуев был совершенно первоклассным живописцем — миниатюристом, который должен быть особо упомянут, однако я, к сожалению, не располагаю относительно него какими-либо датами; кажется, он живет где-то на Волге». Евгений Фаберже не знал, что Василий Зуев умер месяц назад в Чердаклах 7 июля 1941 года. В 2012 г. в Женеве вышла из печати монументальная монография — энциклопедия авторов Татьяны Фаберже, Валентина Скурлова и швейцарского журналиста Э.-А. Колера. Faberge Tatiana, Kohler Eric-Alain, Skurlov Valentin. Faberge — A comprehensive conoisseur’s reference book. Editions Slatkine — Geneva. 2012. В издании, которое является самым полным и структурированным аналитическим собранием сведений о жизни и творчестве Карла Фаберже и сотрудников его фирмы, Василию Зуеву выделен отдельный лист, а в Индексе имен 20 упоминаний о В.И. Зуеве. Целый раздел посвящен Высочайшим подаркам — наградам из Кабинета Е.В., иллюстрации которых разбросаны по всей книге, по персоналиям, географическому и предметному принципу.

Сотрудничество Василия Зуева с Кабинетом Его Величества еще не становилось предметом научного исследования. Большинство фабержеведов знают художника как исполнителя царских миниатюр для императорских пасхальных яиц. В течении 1903 — 1916 гг. в 12-ти Императорских пасхальных яйцах художник исполнил 44 портретные миниатюры и 25 миниатюрных живописных композиций. Под вопросом участие Зуева еще в двух пасхальных шедеврах.

В деле о ежегодных закупках от ювелиров вещей за 1904 г. находим первые сведения о контактах Василия Ивановича с Кабинетом. На миниатюры работы Зуева обратил внимание сам Император. Из письма начальника Канцелярии Министерства Императорского двора Управляющему Кабинетом Его Величества.

С легкой руки самодержца творчеством Василия Зуева заинтересовалась сама Императрица Александра Федоровна. Зуев получает предложение представить свои работы в Александровский дворец на благовоззрение царицы, которая считала себя знатоком живописи. Письмо из Кабинета Государыне состоялось 12 мая 1904 г., а 19 мая Василий Зуев выставил первый счет для Кабинета Его Величества. Вот, что пишет камергер Новосельский: «По представлению на благовоззрение Государыни Императрицы Александры Федоровны некоторых миниатюрных портретов, последовало повеление Ея Величества представленные миниатюры художника Зуева исправить согласно указаниям Государыни Императрицы. Ныне художником Зуевым повеление исполнено и вновь изготовлены два миниатюрных портрета Его Величества и Государыни Императрицы Александры Феодоровны. Испрашивается указанием о представлении на благовоззрение Ея Величества означенных миниатюрных портретов.

Всего в 1904 г. Зуев исполнил 11 миниатюр, в 1905 г., в связи с призывом в армию — ни одной. Наибольшее количество миниатюр Василий Зуев исполнил в 1912 г. — 21 шт., 1909 г.- 16 шт., в 1913 г, — 14.

В марте 1905 г., по личному указанию Александры Федоровны, по ходатайству сенатора А.Д. Свсрбеева и Карла Фаберже, прапорщик Зуев был отозван из Омска, где был в должности помощника заведующего госпиталем, в Петербург.

Отдельным разделом «Миниатюры» стали учитываться с 1 января 1896 сразу по двум книгам Камерального отделения Кабинета» РГИА, Ф.468. оп.43, д. 1016 и по той же описи, дело 1000. Во время царствования Императора Николая II записаны на приход по разделу «Миниатюры» работы художников:

Василий Зуев — 119, в том числе 1 миниатюра для перстня. Александр Блазнов — 61 (последняя в январе 1902 г.). Йоханнес Цейнграф (Германия)-27. Алексей Эйснер 11 (все в 1902 г.). Лавровский и Вильфрид Никольсон (британская подданная) — по 6. Василий Волков и Рикарди по 4. М. Бутц — 3. И. Гофферт, Котляревский, Агнесса Клейн, Ф. Кехли — по 2, Д. Китлин (Англия), акад. Соколов, Градовская Л.Н., Горский, акад. А.М. Вегнер по 1. Итого: 254 миниатюр. Доля Зуева 46,8 %. Однако, если считать с момента получения Зуевым первого заказа в мае 1904 г., его монополия становится подавляющей. До прихода Зуева, с декабря 1894 г. по май 1904 г., исполнено разными миниатюристами 128 миниатюр, из них 18 исполнено с 9 декабря 1894 г. С мая 1904 по январь 1917 г записано на Приход в Камеральной части 126 миниатюр от разных авторов, доля Зуева составила 94,4% (119 работ).На 01 января 1896 г. в запасе 122 миниатюры. Начиная с № 254 (май 1904 г.), впервые встречается фамилия Зуева.Последний учет неизрасходованных миниатюр был в августе 1917 г. — 176 шт.

Самой высшей степенью отличия, Высочайшим подарком от императора, считается нагрудный портрет
медальон для ношения на груди. В России им награждались только особы первых двух классов, награжденные всеми возможными наградами империи. Среди получателей этой награды в 1881 — 1917 гг., все — кавалеры высшего ордена империи Святого Андрея Первозванного. Это значит, ч то набор Императорских и царских орденов исчерпан и надо что-то неординарное, чем и являются нагрудные портретные медальоны.

Следующей группой портретных подарков — наград из Кабинета Его Величества являются настольные медальоны с портретом императора. Статус настольных медальонов неофициально был несколько ниже, поскольку имел не такую большую историю, как нагрудные портреты. Всего исполнены для Кабинета 21 настольный медальон с портретами царя, работы В.И. Зуева, из них 15 — работы придворного ювелира К. Фаберже, по З от — придворных ювелиров К. Болина. Статс-дамы — группа придворных дам высшей иерархии (1914 год: 14 человек), как правило — супруги или вдовы чинов 1-го и 2-го классов. Статс-дамский знак нельзя назвать наградой. Скорее это должностной знак, равно как и фрейлинский шифр у многочисленного отряда фрейлин (120 чел.).

Практически монополистом в изготовлении этих знаков стал Карл Ган и его главный мастер Карл Бланк. Большую часть миниатюр для Гана, а затем Бланка исполнил художник Василий Зуев.

Гофмейстерины, статс-дамы и камер-фрейлины носили на правой стороне груди портрет императрицы (т. н. «портретные дамы»). Всего исполнено с миниатюрами Василия Зуева 12 двойных статс-дамских знаков (24 миниатюры), в том числе 3 — Карлом Ганом, а 9 — Карлом Бланком. Только одна миниатюра — от художника И. Гофферта, 23 — от Василия Зуева. Еще одна, для статс — дамы Елизаветы Алексеевны Нарышкиной — знак с одним портретом Императрицы Марии Федоровны, работы Зуева.

Еще одним видом номенклатуры главных подарков из Кабинета Е.В. являются табакерки с портретом, как образцы Высочайшего благодарения. Это весьма популярный подарок в XIX веке, ведет историю еще с XV11I века, когда табакерки использовались по назначению, для нюхательного табака. Авторство ряда работ несомненно принадлежит Василию Зуеву.

Василий Зуев исполнил для Кабинета Его Величества в 1904 — 1917 гг. 119 миниатюрных портретов Императора, Императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны и Цесаревича Алексея. 70 миниатюр использованы для подарков — наград, в том числе: 8 в нагрудных медальонах, 21 — в настольных медальонах, 24 — в статс — дамских знаках, 17 — в табакерках. Две миниатюры вставлены в особые рамки (по Высочайшему указанию) и две списаны, как сломанные. Итого использованы 74 миниатюры. По состояния на 18 февраля 1917г. числилось в запасе Кабинета 179 миниатюр на сумму 16 338 руб. В распоряжении комиссара Временного правительства Ф. А. Головина в августе 1917 г. оставались 176 невостребованных миниатюр, 45 из которых исполнил В.И. Зуев.

Творческая жизнь Василия Зуева оборвалась в 1917 году, вместе с исчезновением Императорской России. В пролетарской России искусству миниатюры не нашлось места. Оно окончательно превратилось в ненужную роскошь, в пустое баловство: и новому государству, и людям, попавшим в его жернова, было не до того. Василий Зуев вернулся в родные места, в Чердаклы и прожил там двадцать четыре года — опять «на краю чужого гнезда», в доме сестры. Иногда что-то рисовал в блокнотике, о прошлом не рассказывал — это было небезопасно, да и в лучшие-то годы он разговорчивостью не отличался. Умер в 1941 году и был забыт — впрочем, такая же участь постигла и самого Карла Фаберже, сотрудничество с которым оказалось для Зуева столь плодотворным. И вот спустя сто лет после никем не замеченного возвращения происходит подлинное возвращение Василия Зуева на родину, которое сопровождается узнаванием. Началось это узнавание с того, что в 2014 году В. В. Скурлов зашел в кабинет директора Чердаклинского Центра дополнительного образования Л. А. Терехиной. В декабре 2015 г. в Ульяновске вышла книга В. В. Скурлова и И. И. Васильевой «Василий Зуев. Художник — миниатюрист фирмы Фаберже», создан музей Василия Зуева, учреждена премия Василия Зуева, проводятся фестиваль Василия Зуева и конкурс детских рисунков его имени. В 2017 г. была издана книга «Василий Зуев придворный миниатюрист художник фирмы Фаберже». Вместе с памятью возвращаются ощущение причастности к большой истории, самосознание и чувство собственного достоинства. Художник, который в свое время вдохнул жизнь в мертвое искусство, в наше время наполняет жизнью свой родной город.

Валентин Васильевич Скурлов

Почетный академик РАХ, кандидат искусствоведения,

эксперт Министерства культуры РФ,

ученый секретарь Мемориального Фонда Фаберже

Александр Евгеньевич Кожевин

кандидат физико-математических наук, сотрудник Центра стратегических исследований Ульяновской области

Издание осуществлено при грантовой поддержке Правительства Ульяновской области в рамках областного конкурса среди социально ориентированных некоммерческих организаций.

Тираж 550 экз. Отпечатано в типографии ООО «Первая цифровая типография»

 

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here