Как нашли педофила Малафеева, зачем хранят черепа и как выглядит код героина. Экскурсия по экспертно-криминалистическому центру, где каждую вещь заставляют «говорить»

0
1469

Все помнят громкое уголовное дело об изнасиловании и убийстве 8-летней Каролины на Нижней Террасе. Преступление произошло на улице в безлюдном месте. В ряду первых на место приехали эксперты-криминалисты: они обследовали всю территорию, изучили каждую деталь и нашли на одном из камней биологический след предполагаемого убийцы. Благодаря этой находке в итоге был вычислен педофил Малафеев: в 2017 году он получил пожизненный срок.

И таких примеров много. Человек всегда оставляет следы, даже, если сам этого не хочет. Любая мелкая деталь, к примеру, нитка или запах, «заговорит» и поможет раскрыть преступление. Этим и занимаются сотрудники экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ). Люди, которые носят погоны, но имеют дипломы физиков, химиков, биологов, их усидчивости и внимательности можно только позавидовать.

 

Экскурсию по ЭКЦ нам проводил заместитель начальника экспертно-криминалистического центра Андрей Родин. Он работает криминалистом уже 24 года. За свою трудовую историю помог раскрыть не один десяток преступлений. В советские годы, если сравнивать с текущим периодом, его служба не была такой легкой. В 90-е о цифровых фотоаппаратах с флешами и речи не шло, фотографировали на пленку, а все полученные снимки сотрудники проявляли и печатали сами. Бумагу покупали за собственные деньги, которых было не так много, а зарплат сотрудники не видели месяцами. По словам Андрея Геннадьевича, несмотря ни на какие трудности, работу свою любит.

«Мне очень нравится, что эта работа требует постоянного совершенствования. Существует целая система обучения сотрудников. Мы ездим в Москву, получаем допуска. Каждые 5 лет переаттестовываемся. Образование стоит в приоритете, так как в нашей работе присутствует и процент научной деятельности. Уровень преступников растет, а наш уровень должен его превышать в разы».

ЭКЦ УМВД России по Ульяновской области входит в тройку лучших центров на территории РФ. По словам Родина, это показатель за реальную работу: «это количество изъятых следов, осмотр места происшествия, проведение результативных экспертиз, число проводимых в центре направлений экспертиз».

Наркотики, контрафакт, гильзы и даже человеческие останки – специалисты могут с точностью до десятых определить их принадлежность к тому или иному правонарушению. В экспертно-криминалистическом центре два основных направления (участие в осмотре места происшествия и производство экспертиз) и шесть отделов, каждый занимается определенным видом экспертиз. Производство делится на криминалистические (дактилоскопия, трасология, подчерк, экспертиза документов, портретная, экспертиза холодного оружия, баллистика) и специальные экспертизы. Несмотря на наличие и применение техники, вывод всегда делает эксперт.

«Техника дает какую-то вероятность с рейтингами по некоторым позициям, делает рекомендательный список. Вывод всегда делает непосредственно специалист. Спрос уже идет с него. С машины же никто не спросит», —  отметил заместитель начальника экспертно-криминалистического центра Андрей Родин.

«Закон криминалистики: следы остаются всегда»

Штатная численность ЭКЦ на сегодняшний день — 79 человека, у каждого своя задача. Кто-то идентифицирует личность по следам рук и ног, кто-то проводит портретную экспертизу, а кто-то по частичкам облупившейся краски может вычислить скрывшийся автомобиль – это первый шаг к раскрытию преступления.

«После того, как специалист изымает следы с места происшествия, у него есть дежурные сутки для исследования находок. Экспертиза делает в срок 15 суток, но может быть продлена в зависимости от сложности работы. Существует очередь, в приоритете тяжкие и особо тяжкие уголовные дела», —  рассказывает Андрей Родин.

Наиболее популярной в последнее время стала фоноскопическая экспертиза. Взятки, вымогательства, похищения людей – в таких преступлениях без нее просто не обойтись. Результатом фоноскопической экспертизы является заключение о принадлежности голоса конкретному человеку. Чтобы исследования были максимально точными, наряду с фоноскопической проводят лингвистическую экспертизу. Специалисты – фоноскопист и лингвист – обязательно работают в паре – только так можно получить максимально верный результат.

«Много уголовных дел раскрывается по следам рук. К примеру, несколько лет назад в Заволжье убили пожилую женщину с внуком. Именно по следам рук вышли на двух преступников из Чердаклинского района. По всем тяжким преступлениям наши специалисты привлекаются 100%, а также по всем имущественным преступлениям (грабежи, разбои, кражи)», — говорит Андрей Геннадьевич.

Следы остаются всегда — закон криминалистики. Бывает и такое, что для выявления одного нужного следа изымается по 100 и 200 объектов. В каждом отделе имеется свое хранилище. Поэтому и зайти к криминалистам задача не из простых.

Скотч и оборудование за 38 млн. рублей

При проведении, к примеру, дактилоскопического исследования, криминалисты пользуются копировальными листами, дактопленкой, широко использует и обычный скотч. Его обрабатывают специальными средствами, наклеивают на нужную поверхность, после чего полученный отпечаток перемещают на листок.

Список «дедовских» методов дополняет открывшаяся в 2014 году новая лаборатория. По официальным данным, общая стоимость оборудования вместе с реактивами — порядка 38 миллионов рублей. В системе МВД всего существует 46 видов экспертиз, 40 из них могут делать в ульяновском ЭКЦ.

Когда мы зашли в лабораторию Центра, то сразу увидели объекты для проведения ботанической экспертизы: «Произошло экологическое преступление в Карсунском районе – незаконная порубка, — рассказывает Родин. — Эксперт выехал на осмотр, с оставшихся пеньков изъял спилы, привез сюда. Потом, если дерево находится, спилы совмещаются, чтобы установить одно это дерево или нет. Еще ботаническая экспертиза выявляет, какое было дерево: засохшее или нет».


Лупа времен СССР, сейчас в основном используют микроскопы, но ее выбрасывать не спешат.

«Орудие производства: стереоскопический и поляризационный микроскопы. Тут исследуются волокна для определения его структуры и природы».

Начальник отдела специальных экспертиз Алексей Исаев: «В моем отделе проводятся экспертизы, при производстве которых требуется специальные познания в науке (к примеру, химии и физики) и технике. Почти все сотрудники окончили гражданские вузы, по дипломам кто-то химик, кто-то биолог или инженер. Основное направление отдела – исследование наркотических веществ».

Как раз во время нашей беседы завершилось 45-минутное исследование одного из веществ. Данные показали, что это героин.

Исследование наркотиков проводится в хроматографической лаборатории с помощью газовых хроматографов.

 

Там же исследуется спиртосодержащая жидкость.

В лаборатории есть свой условный «самогонный аппарат». По методике исследования, любую спиртосодержащую жидкость перед помещением в хроматограф нужно продистиллировать, чтобы не засорить аппарат.

Есть отдельное место, где работают с агрессивными средами и всякими пахучими жидкостями.

Когда, допустим, приносят килограмм героина или очень много синтетического наркотика, то специалисты надевают защитные маски, чтобы не получить отравление.

На этих аппаратах исследуются лакокрасочные материалы. Например, во время ДТП виновник скрылся, а на одежде сбитого пешехода остались микроскопические следы краски. Именно по ним будут вычислять беглеца. По выявленным результатам вполне реально определить марку автомобиля, так как у каждого завода свой состав краски.

Есть комнаты, где хранятся человеческие кости: черепа и кисти рук.

«Если личность трупа не установлена после отбора ДНК и по отпечаткам пальцев, то в работу берется череп. Он отваривается в специальных солях для получения необходимой информации. Также с помощью специальных отметок (это примерная высота мягких тканей) по нему делается прижизненный облик человека. Если труп не опознался, то он становится на учет, а его кости остаются на 10-летнее хранение».

Самое дорогостоящее оборудование Центра стоит в лаборатории, где определяют ДНК. Тут находится станция автоматического определения ДНК (автомат-экспресс). Для этой машины подойдут сложные случаи: остатки пота, кровь с признаками гниения, перемолотые кости и прочее. По словам сотрудника лаборатории, простую кровь легче выделить вручную, это и дешевле — расходники стоят около 3000 рублей. К примеру, один набор для экспресс-автомата стоит в районе 40 тысяч рублей.

Станция для размалывания костей. Они сначала очищаются, потом замораживаются и помещаются в мольный стакан.

Камера хранения.

Перемолотые кости.

Далее мы проследовали в место, где происходит раскатка полимеразной реакции (место, где выделенную ДНК готовят к прочтению).

Автоматическая станция раскатки полимеразной цепной реакции. Используется, когда имеется много объектов, чтобы сотрудник не капал вручную.

«Грязная» зона. Это финишная стадия исследования.

Амплификатор

Самый главный прибор — анализатор. В итоге получается электрофонограмма с генотипом человека.

Узнают по запаху

В следующем году функционал Центра должен стать еще шире. Появится направление одорология (запаховые следы человека). В новом здании ЦКС есть лаборатория, где будут исследоваться запахи, изъятые с места происшествия и непосредственно имеющие отношение к тому, кто совершил преступление. Сейчас куплены 4 специальных собак породы схипперке. Однако для полноценного старта необходимо 8.

Это направление особенно актуально в тех случаях, когда подозреваемого удается найти не сразу и в отношении него имеются в основном косвенные улики. Тогда на помощь придет обученная собака – «детектор». С подозреваемого изымается запах, и его дают занюхать собаке – наряду с тем, который был изъят с места преступления и хранился в лаборатории. Результат таких экспертиз в судах принимается.

«Люди не видят того, сколько данных тут обрабатывается; сколько раскрывается преступлений; сколько возвращается украденного имущества. Конечно, судить о профессии по какому-то слуху легко, говорить про полицию нехорошие вещи  тоже проще простого. Люди работают тут с большим энтузиазмом, на износ. У нас в отделе работа сложная и коллектив подбирается «не с улицы». Людей выбирают на стадии вуза: как он учится, как он себя ведет. Когда он приходит, то его ждет сложное тестирование. У нас очень большой спектр, да и вообще в полицию сейчас попасть непросто».

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (голосов: 3, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here