Ульяновские власти забросили школы

14
13367

Недавно на Верхней Террасе стали сносить старую школу. Для местных жителей это стало эффектным зрелищем. Но многие сожалели, что школу не удалось сохранить. А есть ли еще в  Ульяновске заброшенные школы?

В школу бросали камни

На Верхней Террасе в Ульяновске по адресу: Московская, 5А была 54-я школа.

— Учредителем данной школы являлось Управление образования администрации города Ульяновска, — сообщили нам в областном Министерстве образования и науки. — В 2008 году в школе был запланирован капитальный ремонт, в связи с чем учащихся перевели в школу № 42. С 2008 года образовательная деятельность там не осуществлялась.

Потом объект в 2012 году якобы продали предпринимателям. Там долгое время размещались фирмы, кружки и спортивные секции. Затем здание решили снести.

Но сносить стали не простым способом. Сначала оттуда выселили все фирмы, и объект долгое время оставался бесхозным. Местные быстро сообразили, что к чему, и вынесли оттуда двери, разобрали окна. Потом пошли в ход кирпичи. Мало того, само здание даже не огородили. Заходи и твори что хочешь. Но находиться там было уже небезопасно. Само здание школы — стены и потолки — дышало на ладан.

К тому же «заброшенная школа» стала местом для детских игр и по совместительству домом для бомжей. Лишь в конце августа этого года школу начали сносить.

Корреспонденты «МГ» побывали на месте и увидели хлипкое ограждение из старых досок. Да и огорожен объект был только с одной стороны.

А вот разрушение проводилось необычным способом. Рабочие просто бросали в стены камни, и школа рушилась на глазах. Такое увидишь лишь в фильмах-катастрофах.

Сейчас большая часть объекта снесена. Куча хлама лежит, а рабочие разбирают кирпичи и продают.

Что будет на том месте, точно не известно. Говорят, что там построят многоэтажный дом.

Засвияжский объект

Есть заброшенная школа и в Дальнем Засвияжье га ул. Севастопольская, 14. Когда-то там была средняя школа № 43. Свою историю школа ведет с 1958 года. Тогда по улице Пугачева была открыта начальная школа (1-4 классы). А уже в 1961-1970 годах, во время интенсивной застройки Засвияжья, стали отстраиваться новые школьные здания, и в 1967 году школа № 43 была переведена в новое здание – на улицу Севастопольскую.

Закрыли школу в 2010 году, и долгое время здание стояло бесхозным. Туда повадились ходить бомжи. Место долгие годы пользовалось славой у любителей исследовать заброшенные постройки.

Сейчас заброшенная школа огорожена старым ржавым забором. Закрыты двери, забиты окна, но в школу все равно находят новые лазы. Внутри здания практически ничего нет — все уже вынесли.

— Ни охраны, ни нормального ограждения нет, — рассказал нам местный житель Сергей Сергеев. — Хоть окна и были забиты досками, я решил залезть туда и вспомнить детство. В школе валялись кучи хлама, мусор и бутылки. Всюду осколки стекла. Вход на крышу был открыт. Любой желающий может подняться.

Мы связывались с администрацией Засвияжского района, но сказать что-то конкретное про школу там не смогли.

Однако известно, что объект хотели восстановить. С 2015 по 2016 годы власти собирались реконструировать его под филиал ГУЗ «Городская поликлиника № 4». А в 2017 году из городского бюджета было заложено 7,5 миллиона рублей на создание проектно-сметной документации нового проекта – центра для инвалидов. Вот только движений по заброшенной школе до сих пор нет.

Пристрой-недострой

Школьный заброшенный пристрой есть и в Новом Городе — между гимназией № 79 и школой № 81. Он как бельмо на глазу отстраивающегося Нового Города.

Место стало коллективной курилкой для школьников. А в самом недострое полно мусора. Местные говорят, что там якобы постоянно собираются алкоголики и наркоманы.

— Этот пристрой был у частника, в 2015 году его выкупил  муниципалитет, — пояснила нам директор гимназии № 79 Татьяна Чернова. – Потом эту муниципальную собственность передали одной строительной организации. Эта территория теперь не принадлежит ни школе № 81, ни нам и доставляет очень много неприятностей. По сути, это брошенная территория. Там часто дерутся, подростки стараются залезть на кровлю наших школ. Ведь объект не огорожен, не убирается, и это головная боль для директоров двух школ, родителей и педколлективов. Мы с советом отцов еженедельно выходим, своими силами проводим субботники, потому что там никто никогда за 26 лет не убирался, не облагораживал территорию. Изначально это должен был быть образовательный комплекс, состоящий из трех школ – начальной, основной и старшей. Успели при Советском Союзе построить два корпуса: первый (где сейчас наша школа – это была бы начальная школа) и второй (основная школа – где сейчас школа № 81). Если бы успели достроить и третий корпус, то это был бы полноценный комплекс – как современный «Сириус» в Сочи.

Но, увы, свернулись в Ульяновске великие проекты. Что же будет с этим местом? Сколько еще проживет страшный недострой? На эти вопросы, увы, нет ответов. Чиновники лишь разводят руками.

А сколько таких заброшенных и закрытых  школ по Ульяновской области? Чиновники молчат. А школы продолжают закрываться и умирать… Хотя власти на всех уровнях бьют себя в грудь и кричат, что не допустят этого.

Игорь ИГНАТЬЕВ.

 

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (голосов: 2, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

14 КОММЕНТАРИИ

  1. “(South Asian women) will give up their Starbucks but not their eyebrows,” said Sumita Batra, CEO of Ziba Beauty, a chain of family-run threading salons in California. “It’s really self-enhancement … It’s self-love.”

  2. In large American cities like Los Angeles and Chicago, burgeoning South Asian American enclaves began taking shape in the late 1980s. Immigrant women started offering threading services out of their living rooms and garages, advertising through word-of-mouth. Others started modest salons in the back rooms of sari shops, or strip malls near South Asian grocery stores.

  3. The salons were one of the few places where South Asian immigrant women could socialize with one another, both as patrons and employees. People often relied on them to provide traditional beauty services they couldn’t find elsewhere, like threading and henna application, as well as certain waxing and facial techniques.

  4. Then, like now, immigrants and working-class women gravitated toward the salons for employment. Despite the prospect of long hours and low wages, many artists prefer threading over other service jobs because of the sense of community it offers

  5. (They’re) not even like clients now. It’s like a family,” she said, recalling conversations about recipes, festivals, jewelry and saris. Kalvacherla especially loves cooking Indian dishes and serving them to her clients. “They get that homey feeling (from me),” she added.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here