Фабриканты, свободные караванщики и общественники. Купеческие фамилии Симбирска: Степановы

0
932

Перед самой революцией фамилия симбирских фабрикантов Степановых была хорошо известна в Поволжье и за его пределами. Согласно семейной легенде, записанной краеведом С.Б. Петровым со слов их родственников, семейный бизнес Степановых складывался постепенно. Об их происхождении известно немного. Основатель династии Степан Степанов ещё в начале XIX века был свободным человеком и добывал себе пропитание тем, что ходил караванщиком в Кяхту, пограничный с Китаем небольшой торговый город в Иркутской губернии (Ныне Республика Бурятия), перевозя шерсть, сукно и мануфактуру. За свою работу он получал «куртажные» — вознаграждение за перевозку и посредничество при продаже товаров. Так постепенно накапливался семейный капитал. Когда подрос его сын Фёдор (1828 — 1902), он подключил его к делу. Как и другие предприниматели и коммерсанты тех лет, отец и сын Степановы, для увеличения капитала на первых порах не гнушались заниматься ростовщичеством, надувательством, прибегали к услугам фальшивомонетчиков.

В 1860-е годы Фёдор Степанович уже прочно обосновался в Симбирске. У них с женой Аграфеной Григорьевной было пятеро детей – двое сыновей и три дочери. Глава семейства всё более заботился о собственной положительной репутации, которая к этому времени у него сложилась в городе. В 1871 году в «Симбирских губернских ведомостях» появилось его объявление:«В ноябре и декабре месяце прошлого года я приостановил временно некоторые из моих коммерческих оборотов, и вместе с тем, не желая вводить в сомнение лиц, вверившихся мне по векселям, уплатил по некоторым из них до наступления срока. Ныне, получив отставку за выслугу полных узаконенных лет военной службы, я в видах наибольшего удостоверения, считаю долгом объявить об этом всем господам, имеющим со мной какие-либо коммерческие дела и счёты, и всем вновь желающим войти со мной в сношения и продавать товары следующих предметов: суконные, шерстяные, хлопковые, полотняные, овчинные и кожевенные, как за наличные деньги, так и за векселя для представления их к учёту банков или для дисконтирования в частных руках. А также прошу предъявить мне и прежние мои векселя … для получения по оным по сроку. Я по-прежнему веду означенные дела в конторе моей на Лосевой улице в доме жены моей, а с июня месяца открою контору на Дворцовой улице в собственном доме, рядом с купцом Кирпичниковым». Переведя контору с Лосевой улицы, Степанов несколько месяцев спустя в старом доме открыл номера, в которых сдавал квартиры «со столом поварского кушанья».

В доме на Дворцовой Фёдор Степанович кроме конторы, устроил и склады для хранения шерсти и готовой продукции, заняв подвалы и дворовые постройки.

В эти же годы Степанов активно занимается общественной деятельностью в органах городского самоуправления. В 1869 году он избирается симбирским купеческим старостой, назначается городской думой казначеем сиротского суда. Через три года становится директором Симбирского губернского тюремного комитета, чуть позже -блюстителем Симбирской чувашской школы, входит в учётный и ссудный комитет Городского банка. Занимался Степанов в меру сил и благотворительностью. Он жертвует деньги Обществу христианского милосердия, Комитету попечительства о раненых и больных воинах и на другие общественные нужды. Как пишет его биограф А.М. Авдонин: «Благотворительные акции вообще были распространённым явлением среди наиболее зажиточных купцов и приносили им, в дополнение к материальному братству, ещё и крупные моральные «дивиденды» — почёт, уважение…». За «содействие успеху бывшей в 1882 году промышленной выставки» купец первой гильдии Фёдор Степанович Степанов получил «золотую медаль на Анненской ленте». А 14 июня 1890 года он был возведён в звание почётного гражданина города Симбирска.


Семья М.Ф. Степанова за обедом. Село Языково. Начало XX века. УКМ.

Промышляя торговым посредничеством, он задумался о приобретении собственного производства. Случай подвернулся. После смерти опутанного долгами дворянина Василия Петровича Языкова, было выставлено на продажу его имение в селе Языково Карсунского уезда с 3645 десятинами земли и суконной фабрикой. В 1877 — 1882 годы Степанов купил суконную фабрику, а затем и всё имение вместе со старинной усадьбой Языковых, которую в 1833 году посещал известный поэт Александр Сергеевич Пушкин.

Теперь Степанов сам стал производителем сукна, установив на фабрике собственные порядки.Приводя в порядок разорённую фабрику он притеснял рабочих, задерживал им выплаты за проделанный труд, а отпуская товар из собственной фабричной лавки в счёт зарплаты, завышал цены на продукты, что вызывало недовольство и жалобы работников. Были претензии у интендантства и к качеству его товара. Сукно поступало «с примесью недозволенных материалов и не на своей фабрике приготовленном». Впрочем, в этом Степанов не был одинок, почти такие же претензии интендантство предъявляло и к другим симбирским суконным фабрикантам.

В 1898 году Фёдор Степанович, уйдя на покой, передал фабрику в управлении своему младшему сыну Михаилу Фёдоровичу (1868 — 1939), который обучившись коммерции в Германии, привёз оттуда кроме знаний, как делать бизнес, и молодую жену, прозванную на русский манер Мартой Антоновной.

«Фабрика досталась сыну в таком виде: …ежедневная переработка сырых материалов достигала не более 105 пудов, ежедневная выработка пряжи до 80 пудов, годовой оборот выражался в сумме 35 тысяч – 40 тысяч пудов, количество рабочих не превышает 350 человек, с 35 квартирами для рабочих и служащих. Медицинская помощь оказывается амбулаторно одним фельдшером…», — читаем у А.М. Авдонина.

Спустя три года положение на фабрике стало меняться. Михаил Фёдорович вместо сгоревшего в 1892 году главного корпуса выстроил его новое здание, закупил новое оборудование. До 500 и более увеличилось число работающих на фабрике. Выросло и само производство. Фабрика Степановых производила в основном грубое армейское сукно и пальтовый драп. Готовую продукцию оптом и в розницу они продавали почти на два миллиона рублей в год на оптовых рынках. Их торговые склады и магазины были в Симбирске, Самаре, Саратове, Харькове, на Нижегородской ярмарке, и даже в Париже Михаил Фёдорович, более для престижа, открыл магазин модных шляп.

Изменилось в лучшую сторону и положение рабочих. В 1903 году Степанов открыл при фабрике школу для детей рабочих, истратив на её постройку 6 тысяч рублей. Ещё 15 тысяч он потратил на обеспечение её всевозможными учебными пособиями. Была открыта при фабрике и больница на 12 коек с родильным приютом, на содержание которого тратилось до 10 тысяч рублей в год. Были выстроены квартиры и отдельные дома для служащих. В 1901–1905 годах на свои средства фабрикант обновил сельскую Владимирскую церковь, построенную ещё Языковыми, вложив в строительство пять тысяч рублей.

Большой поклонник театрального и музыкального искусства Михаил Фёдорович прославился и как щедрый меценат.В 1898 году он организовал церковный хор из рабочих собственной фабрики.В 1901 году в его языковской усадьбе открылось вместительное здание театра на 800 человек. «Спектакли давали артисты из числа языковских рабочих и служащих. Строительство помещения обошлось в семь с половиной тысяч рублей, оборудование, декорации — в тысячу рублей. А вскоре здание драматического театра стало одновременно и «синематографом» — кинозалом. Годичное содержание театра обходилось в шестьсот рублей». В 1914 году Михаил Фёдорович пожертвовал 3000 рублей на строительство в Симбирске Дома-памятника И. А. Гончарова.
Но главным его детищем стала оркестровая капелла, также созданная из детей фабричных рабочих. Для воплощения своей идеи он пригласил в 1900 году шесть профессиональных музыкантови капельмейстера Михаила Евгеньевича Зельдина из Москвы, закупил духовые и струнные инструменты для 35 музыкантов. Через полгода оркестр уже исполнял «кроме полковых маршей, полек и вальсов серьёзные классические произведения», такие как увертюра к «Тангейзеру» Вагнера, симфоническая поэма «Пляска смерти» Сен-Санса, сочинения Римского-Корсакова.

Духовой оркестр из детей рабочих языковской суконной фабрики. В центре М.Ф.Степанов и капельмейстер М.Е.Зельдин, отец известнейшего советского и российского актёра театра и кино В.М.Зельдина. Начало 1900-х годов. ГАУО

Сначала оркестр выступал только в Языково. Позже, когда Зельдина сменил С.А. Логинов, оркестр увеличился до 65 человек, коллектив достиг значительных успехов. Степановский оркестр стал гастролировать по городам Поволжья, выступал с концертами в Симбир­ске, Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Саратове. Побывавший в Симбирске в 1909 году по делам службы заместитель министра внутренних дел Александр Иванович Лыкошин, лестно отозвался о музыкантах: «С таким оркестром из простых фабричных рабочих не стыдно поехать на гастроли даже за границу». Действительно, хотя в те годы фабричные оркестры не были редкостью, но состояли они, как правило, из профессиональных музыкантов и по составу инструментов и репертуару далеко отставали от языковского.

Оркестровая капелла М.Ф. Степанова перед концертом в Москве. 1910-е годы. УКМ.

Рано овдовев, Михаил Фёдорович в 1905 году вступил в новый брак с Натальей Осиповной Шевченко (1879 — 1963), певицей из московской оперетты Шарля Омона. Её он услышал во время гастролей оперетты в Нижнем Новгороде. Очарованный голосом молодой певицы, он отправил её в Италию обучаться оперному пению, обеспечив тем самым Наталье Осиповне блестящую карьеру оперной певицы. Вернувшись на родину,она пела в московской опере Сергея Ивановича Зимина, выступала с Фёдором Шаляпиным, Леонидом Собиновым и другими известными российскими оперными певцами. Популярность Наталии Осиповны росла год от года. Вскоре её пригласили в Петербург в Императорский Мариинский театр. Но воспротивился Михаил Фёдорович, которому не хотелось надолго расставаться с супругой. В Петербурге у него не было торговых дел, там он почти не бывал, зато в Москве бывал часто по делам и жил подолгу. Сдерживал Степанову-Шевченко и многолетний контракт с оперой Зимина.

Семья Степановых и их гости в усадьбе села Языкова. 1910-е годы. УКМ

В 1916 году, когда жизнь в Москве из-за голода и холода стала невыносимой, а публика почти перестала посещать оперу, певица уехала к мужу в Казань. Михаил Фёдорович взял в аренду сроком на шесть лет один из трёх казанских театров, и 20 сентября в нём состоялась премьера оперы «Аида» Верди с участием Натальи Осиповны Степановой-Шевченко. В первый же год «степановский» оперный театр собрал 40 тысяч рублей чистой прибыли. Все деньги были потрачены на нужды театра и, конечно, на новые постановки. Также были сформированы хор из 50 человек, оркестр — из сорока, балет – из 18 артистов. Казанцы буквально валили на спектакли.

А Степанов не жалел денег на оперу, и это при том, что в декабре 1914 года фабрика в Языково полностью сгорела. Скупив у разных фабрикантов старое выброшенное оборудование Михаил Фёдорович разместил его в своих ремонтных мастерских, и через год на восстановленном производстве было выработано 308 тысяч аршин армейского сукна. «Одновременно, — как пишет Ю.Д. Ефимов, — Степанов начал строить новую – первую в губернии и одну из первых в России фабрику несгораемого типа. Главный трёхэтажный корпус был разделён на изолированные помещения и лестницы, имел железные двери, перекрытия были железобетонные. В каждом производственном помещении были установлены электромоторы. Таким образом Языковская фабрика явилась первой в губернии, где электроэнергия использовалась для главного производства». Пока шло восстановление Языковской суконной фабрики, доход Степанову обеспечивала Кезьминская суконная фабрика, которую он перед войной купил у Александра Ивановича Селецкого.

Но семейное благополучие продолжалось недолго. В годы Гражданской войны Степанов лишился всего имущества, усадьба в Языково и обе фабрики были национализированы.В 1918 году Михаилу Фёдоровичу пришлось закрыть частную оперу в Казани, подарив её оперному товариществу, у которого здание оперывскоре сгорело. После недолгих скитаний в 1923 году Михаил Фёдорович, Наталья Осиповна и их подросший сын Михаил переехали в Москву.

Сын, Михаил Михайлович Степанов (1906 — 1941), окончивший в 1922 году в Казани школу второй ступени, в 1924 году в Москве – театральную школу, студентом играл в Камерном театре А.Я. Таирова. После работал актёром на 3-ей фабрике Госкино, в 1930 году перешёл ассистентом-режиссёром в 1-ую кинофабрику Союзкино, преподавал в ГИКе, позже стал режиссёром. Он снял фильмы «Пышка», «Аноха», «Город под ударом», детский фильм «Самый грязный».

Тяжёлые времена для Степановых настали в предвоенные годы. Репрессии не обошли стороной их семью. Был арестован и бесследно исчез Михаил Михайлович, в 1939 году не стало Михаила Фёдоровича, умер в одном из сталинских лагерей. «С большой благодарностью, любовью и уважениям вспоминаю я М.Ф. Степанова. Он первый указал мне моё настоящее место не в оперетте, а в опере, настоял на том, чтобы я получила музыкальное образование, и увёз меня в Париж, откуда я вернулась уже оперной певицей. Он не посмотрел ни на насмешки товарищей, ни на протесты родственников. Он верил в меня, и я оправдала его надежды…С его смертью я лишилась верного друга и большой поддержки», — написала в конце жизни в воспоминаниях Наталья Осиповна о муже — симбирском фабриканте Михаиле Степановиче Степанове.

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here