Фонд РАПИР (Травкин, Дергунова, Васин) о прошедших выборах. Полная стенограмма

0
582

Вот некоторые статистические данные этой кампании:
Явка на этих выборах оказалась значительно выше, чем на выборах 2013 года. Если тогда была, в 2013, 34% с небольшим, то сегодня явка превысила 40%. Явка по городу Ульяновску тоже значительно превысила явку 2013 года. В нынешнем году она превысила 31% . В 2013г. это было 19,8%
Итоговый результат голосования Вам известен. На что обращаем внимание: победила коммунистическая партия Российской Федерации. Её результат 36,24%. В 2013 году результат был 15,5%. ЕР набрала около 34% в нынешнем году, в то время, как в 2013 – 54,7%. ЛДПР существенно прибавила, набрав в этом году 13,51%. В то время, как в 2013 году было 7,4%. «Коммунисты России» – 5,8% в этом году и 2,37% в 2013 году.
Для более объективной оценки итогов выборов нужно учитывать и тот факт, что часть коммунистического электората проголосовала за «Коммунистов России». В реальности для оценки числа избирателей, поддержавших левые силы, следовало бы частично суммировать их результаты. В этом случае мы получаем результат, превышающий 40%
Обратила внимание динамика дальнейшего снижения количества голосующих за Единую Россию.
На выборах в ЗС УО в 2008 году за ЕР проголосовало 438 тысяч человек, на выборах в ЗСО в 2013 году за ЕР проголосовало 212 тысяч человек (что на 126 тысяч меньше, чем в предыдущий период и на выборы в ЗСО в 2018 году за ЕР проголосовало 137 тысяч человек (что на 75 тыс. меньше, чем в 2013 году).
Из всех выборов в региональные парламенты, которые проходили в 16 субъектах РФ, самое сильное падение у партии власти зафиксировано в Законодательное собрание Ульяновской области — 24,64%. Для сравнения: немногим более чем на 20% упали результаты этой партии в Хакасии, более 15% партия потеряла на выборах в Башкирии, более 10% — в Забайкальском крае, Владимирской и Иркутской областях. В шести регионах — в Бурятии, Архангельской, Ростовской, Смоленской, Ярославской областях и Ненецком автономном округе — падение составило от 2 до 8%.
Чем можно объяснить вот такой достаточно низкий результат партии «Единой России»?
Прежде всего, такой вопрос обычный задают: был ли он предсказуем? — Да. Если вы посмотрите мои публикации, которые были опубликованы в ряде ваших газет, они и в этом году были, думаю, что тот прогноз, который там был сделан, он в значительной степени оправдался.
Причины:
* Те темпы, с которыми у нашей ведущей партии, я имею в виду ЕР, осуществлялось падение темпов поддержки избирательской среды, они свидетельствуют о наличии в региональном отделении партии системных проблем. Какие это проблемы? На наш взгляд, это отсутствие ярких и перспективных фигур, отсутствие должного спроса с тех, кто дискредитировал партию, низкая обученность кадров партийных вопросам ведения агитационно-пропагандистской работы, в целом организационно-партийной работе. Всё это не могло не сказаться.

* Вторая значимая причина. Избирательная кампания «Единой России» спланирована и организована была весьма непрофессионально, поскольку не учитывала запросов и настроений избирателей и откровенно игнорировала сложившиеся реалии. Вопреки сложившейся практике, партия полностью уступила оппонентам право формирования предвыборной повестки, оставив для себя скромную нишу в виде мелких дворовых проблем: благоустройство, озеленение, детские площадки, асфальтирование дорожек. И вот этой оплошностью единороссов по полной программе воспользовалась оппозиция, актуализировав, и эффективно отработав в своих целях и в своих интересах такие значимые для избирателя темы, как повышение пенсионного возраста, борьба с коррупцией, проблемы системы здравоохранения и многие другие. Вы, наверное, все видели газеты. Предвыборная партийная газета партии ЕР, КПРФ, СР. Единственная партия, которая не касалась темы повышения пенсионного возраста — это была ЕР. И в этом, видимо, кроется очень большой просчет партии.

* Третий момент, третья причина. «Единая Россия» продемонстрировала неспособность партии к грамотным и эффективным действиям в условиях усиливающейся политической конкуренции. Её одномандатники, её актив, её депутаты продемонстрировали
о
тсутствие навыков ведения политической полемики с оппонентами как в очной, так и в заочной форме.
* Четвертое. Не совсем удачным оказался подбор лидеров партийного списка «Единой России». Имеющийся антирейтинг некоторых из них стал поводом для выраженного протестного голосования. Нахождение в лидирующей части списка уважаемого сенатора С.Н. Рябухина ситуацию исправить не помогла. Для значительной части избирателей он, в определённой степени, оказался немножко подзабыт. Особенно для молодёжи.
Хотя старшее поколение его деятельность одобряло и активно его поддерживало.

* Пятая причина. Серия предшествовавших выборам громких конфликтов и скандалов (давайте вспомним: Мулловка, строительство китайского цементного завода, переименование площади Ленина в Соборную площадь, коррупционные скандалы в ЗСО) сформировала весьма негативный для партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» сопутствующий выборам информационный фон.

* Шестое. Слабое знание организаторами избирательной кампании партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» психологии масс. Отсюда много раздражающей и откровенно провоцирующей людей на активный процесс рекламы. Посмотрите. Вы, наверное, сами обратили внимание: 12 сентября – день города. Все остановки транспорта города были завешаны плакатами «370 лет Ульяновску. Ульяновск – город возможностей». Я лично наблюдал три остановки, где это было содрано, разодрано, либо расписано нецензурными словами. Надо было предусматривать, что некоторые вот такие вещи раздражают определённые категории избирателей, и могли вызвать вот такую неадекватную реакцию.
Другой пример. Мы с вами видели на маршрутках лозунг «Слышать людей, делать для людей!». Но когда мы смотрели газеты, предвыборные материалы,
э
та основная ключевая тема там не звучала. То есть с одной стороны, предлагают «мы хотим вас услышать и реализовать ваши запросы, ваши просьбы», а с другой стороны, вот такая откровенная демонстрация, что мы не видим и не слышим, и не обращаем внимания. Это очень существенный прокол агитационно-пропагандистского блока партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ».
* Седьмая причина. Выраженный протестный характер голосования. Это подтверждается тем, что избранными оказались те, кто практически не вел свою избирательную кампанию и даже по фотографиям не был узнаваем для большинства проголосовавших за них избирателей. Парадокс заключается в том, что те, кто голосовали, они даже в лицо не знали тех, за кого голосовали, а когда задавали вопрос: «Какие личные качества того кандидата, за которого вы проголосовали, произвели на вас наибольшее впечатление?» сказать не могли. Вот это подчеркивает как раз вот такое протестное голосование.
* Восьмая причина. Ставка на устаревшие политические технологии. Много из того, что использовалось: и элементы кампании ОДД (она не работает, люди уже не открывают двери), и телефонная обзвонка (она вызывала реакцию зачастую противоположную той, на которую рассчитывали организаторы этой кампании). Обратил внимание на очень интересный феномен. Мы его сейчас оцениваем, для того, чтобы понять, что же произошло. Проводилась компания, точнее опросы по выходу с избирательных участков, exit-poll. И вот та информация, которая поступала в предвыборный штабы, она в первой половине дня свидетельствовала о в общем-то настораживающей динамике. А вот вторая часть показала, что во второй половине дня пошло больше людей, которые начали голосовать категорически против «ЕДИНОЙ РОССИИ». Чем это вызвано? Или тем, что предвыборные штабы начали телефонную обзвонку своих с тем, чтобы стимулировать, заставлять людей пойти на избирательные участки. Может, в какой-то степени административный ресурс, когда начальники начали обзванивать в очередной раз или что-то, но факт есть факт. Если первая половина дня давала настораживающую динамику, то во второй половине дня выявилось, ну буквально, будем говорить, ошеломляющие результаты.
*
Ещё
момент, на который следует обратить внимание. На редкость активная и агрессивная избирательная кампания со стороны регионального отделения КПРФ. Мы давно не видели столь настойчивой и активной избирательной кампании, столь масштабных мероприятий в виде митингов, хотя в целом, если оценивать действенность их кандидатов, чувствовалось, что кандидаты от партии слабы, не всегда обучены, то есть в этом плане партия не продемонстрировала ничего такого уникального.

Другие партии, я вам могу сказать, себя в этой избирательной кампании существенно не проявили. Я имею в виду прежде всего агитационно-пропагандистскую деятельность. Неожиданно очень сильно просела ср. Невысокие результаты остальных партий свидетельствуют о том, что они к этой кампании и не готовились. Что, на наш взгляд, является ошибкой.

И краткое резюме. Итоги
э
тих выборов будут иметь самые далеко идущие последствия для политической жизни региона, поскольку люди реально увидели и осознали, что своим участием в выборах могут влиять на расклад политических сил. Это приведет к более заинтересованному и массовому участию населения в будущих выборах, и естественно очень интересному, может быть, и в чём-то непредсказуемому и жесткому результату голосования
.
У меня всё.

Д.
В
.
Травкин: Спасибо, Николай Иванович. Я думаю, правильным будет дать возможность мне сказать несколько слов, потому что они где-то дополняют, где-то перекликаются с Вашими, а потом уже передать слово
п
редседателю Экспертного совета нашего Фонда «РАПИР» Нине Владимировне Дергуновой
.

Поскольку Нина Владимировна, как мы с ней успели обсудить, взяла на себя такую непростую с моей точки зрения задачу – говорить на принципиальную тему межпартийного и внутрипартийного расклада и диалога и оценочных суждений, я, наверное, ближе по тематике своего сообщения к тому, что сказал Николай Иванович. Хотел бы тоже поделиться теми, наблюдениями и каким-то наверно всё-таки стартовым проведенным предварительным анализом прошедших выборов, обратив ваше внимание на те события, которые нас, во всяком случае, заинтересовали. Вот если можно первый слайд.
Николай Иванович сначала совершенно справедливо сказал то, что явка в целом по региону увеличилась почти на 6%, но посмотрите она, очень интересная с нашей точки зрения особенность, наблюдаем, вот красной зоной — видно хорошо, что в некоторых округах
(
мы брали окружные разрезы, для статистики это удобно и оперативно
)
. Красная зона – это означает, что явка там уменьшилась по сравнению с выборами 2013 года. Что это за округа? Мы видим, что это практически все сельские округа, в сельской зоне, ни в Ульяновске, ни в Димитровграде, ни в Новоульяновске. И не в пригородной зоне: либо к Ульяновску, либо к Димитровграду. Явка здесь уменьшилась. Хотя всегда, вы знаете, процесс был совершенно обратный. И только город Ульяновск, город Димитровград, округа, которые прилегают к Мелекесскому району, Чердаклинский район, здесь с явкой неожиданно произошли всплески, посмотрите, вот 2-ой и 6-ой округа -это символический рост, меньше чем на один процент, а остальные – рост от 5 до 15 с лишним процентов. Причем самый лидерский округ по росту числа проголосовавших, это десятый округ, новый город, округ, где боролся от «ЕДИНОЙ РОССИИ» Ростислав Эдварс, от коммунистов была снята Шишкина Людмила Петровна, да?, участвовали другие кандидаты. Вот такая интересная особенность, она, с нашей точки зрения, как раз показывает, что пришли, наверное, если говорить лексикой 2011 года-2012 года такие вот, если не рассерженные, то полурассерженные горожане. Это один момент, на который мы обратили внимание.
Что у нас ещё по слайдам? Мы разложили итоги голосования за партии по общепартийным спискам в разрезе каждого из округов. Вот посмотрите, здесь есть общая статистика. Мы видим, что красный – КПРФ, синий – «ЕДИНАЯ РОССИЯ», желтый – ЛДПР, зеленый – КПКР. Ну «Скумбрия» её называют, да, у нас в Ульяновской области с недавних времён, а коричневым покрашены все остальные партии, не допущенные к распределению мандатов
.
Это те партии, которые суммарно, у нас 5 таких партий, они суммарно набрали 7 с небольшим процентов. Этот показатель, так называемые нераспределённые голоса, которые по правилу Империале, уходят тем, кто допущен к распределению мандатов в законодательном органе и по сравнению с прошлыми выборами, таких процентов стало меньше в два раза. В прошлые выборы 13 процентов суммарно собрали партии, которые не были допущены к распределению мандатов и понято, что тогда ЕР получила три четверти из тех вот нераспределённых 13 %.
А
это дополнительные списочные места. Я просто говорю об элементарной электоральной статистике, никакая не консприрология, ни попытка что-либо интерпретировать.
Следующий слайд. Это вот
в
изуализация того, о чем говорил Николай Иванович
.
Коричневым цветом покрашен 2013 год, где у КПРФ был показатель электоральный абсолютная величина 14 стало 36, рост тоже в процентах – 22, ер красной зоной, там есть шкала уменьшения поддержки ЛДПР, коммунистов, и других
.
Тоже маленький штрих сделал Николай Иванович. Неудачно выступили эсеры. Посмотрите, они
и
в 2013 году-то выступали не особо успешно – 3,03%, а в этот раз они потеряли
ещё
1,1 %, набрав 1,93% в целом по региону. Другое удивляет. Это уже такое оценочное суждение, что партия
«
скумбрия
»
, вы знаете, что «Коммунисты России» большие затейники в целом по России. Вот как у нас скумбрия – рыба будущего, в Питере – на выборах в законодательную власть, в Петербурге они шли под лозунгом «Победа зенита – победа народа». Ну тоже достаточно экстравагантный лозунг и тоже у них там, кстати, есть что-то похожее на фракцию. Просто удивительным является то, что пар
т
ия, я говорю про СР, почему поддерживаю позицию Николая Ивановича, партия, которая существует достаточно давно. 10 лет, даже больше, наверное, в 2006 году они объединились с партией жизни и так далее, партия которая является парламентской, лидер которой приезжал сюда в регион, набирает в 4-5 раз меньше голосов, чем партия, о которой позавчера ещё не знал
п
очти никто,
с
писок которой возглавляет человек не из нашего региона. Это на самом деле удивительный феномен, который предстоит изучить. Хотя есть объяснения этому. И вот в этой части, кстати, наверное, другого не предвидится случая сказать об этом, если все-таки посмотреть вот на те тройки (во всех случаях это тройка, за исключением партии
«
Патриоты России» – у них был один человек в общеобластной части списка) смотрите, всё очень показательно. Первое, на что мне кажется нужно обратить внимание представительницам нашей прекрасной половины сегодня присутствующим, вообще, по-моему, уникальные выборы в Ульяновской области, когда из 25-ти человек, 9 партий – 25 человек находятся в общеобластной части списков – две женщины всего. Две женщины! Причем, одна женщина выдвинута третьим номером партии «Родина», и одна женщина

третьим номером в партии КПСС, коммунистическая партия социальной справедливости. Те самые партии, которые в совокупности с другими тремя партиями набрали вместе, как мы говорили 7.13%. Удивительно вообще: ни КПРФ, ни «ЕДИНАЯ РОССИЯ», ни ЛДПР, в отличие от прошлых лет (что было характерно в целом для ульяновского региона) не сочли необходимым выдвигать в тройке женщин. Когда говорят о некотором повышенном уровне конфликтности между партиями, избирательными объединениями, в избирательную кампанию, может быть, одна из причин, не главная, безусловно,
н
о важная — отсутствие смягчающего «женского фактора». И в представленной, общеобластной части
с
писков, и в дебатах, и так далее.
Ещё один момент
.
По диаграммам
.
Посмотрите. Вот эти два «блина», так их назовем,
д
ве круговых диаграммы, они показывают распределение депутатских мест в законодательном органе нашего субъекта. Слева мы видим, как распределялись места в законодательном органе 2013-2018 годов, 31 место из 36 было у представителей партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ», это список плюс одномандатники. Соответственно было две фракции от КПРФ четверо и
о
т ЛДПР

один. Состав уже предстоящего созыва выглядит совершенно по-другому: 17
— у «ЕДИНОЙ РОССИИ», за счёт в том числе участников-победителей одномандатных округов, 14 у коммунистов, 4

ЛДПР, 1

КПКР. Тоже показательно и вот, наверное, как раз это наталкивает нас на другой вывод в части прогнозов или в части анализа, что может быть дальше. На самом деле, кто бы не делал каких заявлений в последнее время о наличии тех или иных альянсов, договоренностей, речь, конечно, идет на наш взгляд, о ситуативных договорённостях, но с другой стороны, конечно, не о блоках- вы знаете, что блокирование, блоки они официально законодательно запрещены как на общероссийском, так и на региональном, вообще на всех уровнях
.
Речь тогда можно вести о повышении культуры политического диалога, о повышении уровня политической совместимости действий. Вот вы наверняка знаете, что прошли 9 сентября выборы высших должностных лиц, во многих субъектах, 22. Напомните, кто чемпион, кто одержал победу на выборах с максимальным результатом в России? Ну тут как бы не экзамен, может, кто-то просто знает. Сейчас поймете, к чему этот был задан вопрос. – Собянин, что ли? — Нет. Собянин показал четвёртое по абсолютным показателям в процентах результат, четвёртый или пятый. А есть несколько чемпионов, кто больше 80-ти, даже есть, кто 85 получил голосов. Ну не буду я затягивать
.
Речь идет о победившем губернаторе Орловской области, выдвиженце партии КПРФ г-не Клычкове. Вопрос: «85
%
– это как?» Ответ прост. «ЕДИНАЯ РОССИЯ» не просто не стала выставлять своего кандидата на губернаторских выборах в Орловской
Области,
но потсути оказала поддержку данному кандидату. И я думаю, что это как раз, на мой взгляд, тот пример, который нужно, ну как минимум всем регионам вот с такой увеличенной протестной активностью, с некоторыми традициями,
у
словно назовём
,
«красного пояса» внимательно посмотреть, изучить.
Ещё несколько важных моментов
Первый: единый день голосования не дает нам возможности рассматривать то, что было в день голосования в Ульяновской области отдельно от других избирательных кампаний, проходивших в других регионах России. 80 субъектов России проводили выборы разного уровня. И второе, конечно, это то, что наряду с региональными выборами в Ульяновской области проходили выборы муниципальные. Объясню обе позиции. Вот мы оттолкнулись от проблемы культуры диалога, это все-таки, на наш взгляд, надо политическим силам (которые синим цветом и красным цветом выделены на будущей диаграмме) выстраивать культуру политического диалога. Такая культура есть. Это Алтайский край, где, кстати, кандидат в президенты г-н Грудинин по сути был то ли первым, то ли вторым в стране по количеству поданных голосов. В этом году избирали своего губернатора. КПРФ не выдвинула своего кандидата в губернаторы, обратите внимание! Возьмите Новосибирскую область, где
т
ак же проходили выборы высшего должностного лица
.
Если не красный, то розовый регион. Анатолий Локоть, член КПРФ, является главой города,
Новосибирска
. Традиционно коммунистические электоральные итоги,
и
там КПРФ не выдвигает своего кандидата. Кто-то скажет «очередной договорняк», но лично я считаю: а зачем дербанить, я извиняюсь за такое слово, зачем население раздирать и раззадоривать. Все-таки мыслилось, что ради населения, то есть когда говорят о политическом диалоге, о культуре политического диалога, всегда возникает вопрос «ради чего». Вакантные места поделить – это одна тема, если кто-то настроен менять жизнь к лучшему на самом деле — другая
.
Ведь когда впереди пять лет, я считаю, диалог неизбежен. И качество такого политического диалога — серьезная задача для
е
го
участников.

Правильно заметил Н
и
колай Иванович, что кампаниия ЕР была бессубъектной, но с другой стороны, когда у партии
КПРФ главный
лозунг кампании «пора менять эту власть» — это что, субъектность? Это что — повестка? Так давайте честно скажем, что избиратели Ульяновской области на этих выборах не были избалованы позитивными повестками, программами. Кто видел предвыборную программу хоть у одной партии из девяти, участвовавших в выборах? Это тоже вопрос. Я ознакомился со многими агитматериалами разных кандидатов и партий.
Если раньше было принято в газете хоть на полполосы, хоть на четвертушечку дать какие-то выдержки из программы кандидата либо партии, в этот раз этого практически не было. Никто ничего народу не обещал. Понимаете? Выборы шли на эмоциях. Это, я считаю, характерная особенность этих выборов.
Вот ещё интересная диаграмма. Эти круговые диаграммы показывают нам количество недействительных бюллетеней. В целом количество испорченных бюллетеней по Ульяновской области и максимальное из этого количества почти 5% (4,48) это 4-ый избирательный округ. А вот справа, верхнее – это общее среднее значение количества испорченных бюллетеней по одномандатным округам, когда люди за одномандатника голосовали, их больше (4,81). Но посмотрите, есть два округа, они выделены красным,округа номер 14 и 13, где соответственно 15% и 12,46%. Бюллетени признаны недействительными, испорчены. Представляете, каждый шестой бюллетень испорчен! И понятно почему: это те два округа, где в последний момент снялись кандидаты, выдвинутые от КПРФ.
Это вот реакция избирателей! Перетоки голосов от снявшихся в пользу оставшихся кандидатов, вот скорее всего, они не произошли. По крайней мере, их значительная часть… Думаю, мы вообще здесь рекордсмены в России…Не
успел подробно изучить всю подобную статистику, но, кажется, нигде нет такого, чтобы 15% бюллетеней на выборах депутатов законодательного органа были недействительны.
Это ещё одна характерная особенность.
И вот заключительный слайд нашей небольшой презентации. Просто сравните.
Уменьшается количество избирателей за пять лет примерно на 40 тысяч человек, возрастает явка примерно на 70 тысяч человек, намечается поддержка тех или иных партий. Но принципиально следующее, на наш взгляд, что явка выросла, выросла, прежде всего, за счет городов и прилегающих к ним территорий.
Но не нужно никогда забывать всем политическим силам, которые принимали участие в выборах о том, что 60% населения всё равно осталось дома. Здесь вам показали специально абсолютные числа, сколько человек поддержало реально из всегоголосующего населения Ульяновской области ту или иную партию.
Это достаточно скромные цифры по сравнению с молчунами, которые в день голосования на выборы не пришли.
Их — 60 %. Кто будет отражать их мнение и решать их проблемы в ЗСО следующие пять лет?
Вот по этому слайду мне хотелось бы свою точку зрения изложить в качестве итога. Кто
же одержал победу? Мы видим массу заголовков про разгромы, про поражения, провалы… Моя позиция простая: победа – это, по большому счёту, достижение абсолютного преимущества в чем-либо. Победой может закончится война, когда капитулирует одна страна и подпишет соответствующий документ. С моей точки зрения, в политике не бывает побед. Мы видели, как у ЕР была в 2011 году непростая ситуация, когда голосовали «за всех, кроме ЕР» и как в 2013 году она поднялась; помним 2016 год, выборы в Госдуму, когда позиции ЕР ещё более упрочились. Видим, что сейчас происходит с ее рейтингом, в основном в связи с пенсионной реформой. Это волны. Насколько они критичны? Какое значение уже оказали на расклад сил в сформированном
Законодательном органе нашего региона?
Думается, все отнюдь не критично. Политическая система региона устойчива.

Кроме того, почему-то пока не акцентированы ни кем ( просто, может, руки не дошли), что в регионе состоялись большие муниципальные выборы.
не берусь конкретно цифры и проценты называть, но примерно 1400 мандатов было замещено. И для «Единой России» состоялись более, чем успешно: 81,8% всех мандатов получили кандидаты, выдвинутые «ЕДИНОЙ РОССИЕЙ», и это много, это уверенный и серьезный результат.
Поэтому есть моя субъективная точка зрения, не приписываю её фонду, но мы недавно были свидетелями заявления А.А. Бакаева о том, что он складывает с себя ряд полномочий своих политических и партийных и в этой части нужно, там, кажется, допущена формулировка «после того, как мы проиграли выборы». Слушайте, но тысяча с лишним депутатов муниципальных, это не люди, которые, которые проиграли выборы!
Иэто — не партия, которая проиграла выборы!
Из зала: «Там написано полностью проиграли выборы».
Травкин: Полностью проиграли, да. Спасибо за подсказку. Это важно. Это, конечно, никакая не
«полностью проигранная кампания». Любая партия в России была бы счастлива так «проиграть выборы», но пока ни у кого не получается…
Но и тут, кстати, один интересный момент есть, о котором можно сказать. Действительно, ЕР получила 81,8% всех муниципальных мандатов, коммунисты получили 11,2% в целом своих кандидатов на выборах 9 сентября.
Немного. Но нельзя не отметить, как эксперту, то, что сегодня у КПРФ в принципе появились реальные объективные условия для преодоления муниципального фильтра в случае выдвижения кандидата в губернаторы.
Мы знаем, что муниципальный фильтр устанавливается в 7% в Ульяновской области, по-моему.
Результат в 11,2% означает, что сегодня эти условия выполнены. Это нельзя не отметить. Это потенциальная возможность, будут она реализована, или не будет – это вопрос второй.
Естественно, уровень электоральной поддержки у ЕР по всей стране снизился, и везде по-разному. Об этом очень подробно говорил Николай Иванович. Обращаю ваше внимание, но многие успели вероятно ознакомиться, это аналитический доклад, который вчера выпустило агентство политического и экономического консалтинга Дмитрия Ивановича Орлова. Очень интересный доклад с анализом прошедших избирательных кампаний. Там есть немало добрых и всяких слов по анализу кампании в Ульяновской области, просто не вижу смысла не повторять их, не приписывать себе авторство каких-то идей, могу только согласиться с большинством из них, потому что, безусловно,было снижение электоральной поддержки ЕР на территории почти всей страны. Справедливости ради сказать, что, например, в Калмыки, уровень поддержки вырос на 12%, в Ростовской области вырос, в Саха Якутии вырос,
и ещё в ряде регионов.
Повторюсь, это нормальные волны политического процесса. С моей точки зрения. Но то что на ЕР в Ульяновской области воздействовали дополнительные негативные факторы, на мой взгляд, это тоже правда. О части из них сказал Николай Иванович – это список. Я не буду давать оценочных суждений, но просто смотрите, если в списке первое лицо региона, второе лицо региона и сенатор от региона, очень трудно сказать, что это не партия власти в чистом виде. Я бы рассматривал и другие возможные варианты формирования этого списка. Второй момент (и ещё раз это не только в Ульяновской области) это всегда и везде), если региональную кампанию сопровождает муниципальная кампания , рейтинг
правящей партии будет всегда снижаться. Вопрос только, на сколько? На 5, на 7 %, потому что местная повестка всегда является фактором, понижающим рейтинг правящей партии. Поэтому мы с вами видим, что когда были выборы 18 марта 2018, выборы президента, ну так случилось, вот так давайте, так случилось, что в это время в России проводилось минимальнейшее количество всех иных избирательных кампаний любого уровня. В Ульяновской области всё-таки вот те параметры, о которых я только что говорил 1400 депутатских мандатов все представительные органы, выборы представительного органа второго по величине города Ульяновской области. Безусловно фактор? Фактор. Поддержу тоже Николая Ивановича, абсолютно согласен, всем партиям не хватало субъектности, то есть отличимости себя, своей повестки, программы.
Очень трудно было отличать (в случае с ЕР), где заканчивается партия и начинается власть. Субъектности не хватало. Если КПРФ чётко не хватало конструктива, то ЕР не хватало очевидно субъектности. Поэтому нечего удивляться, что эти выборы во многом стали выражением отношения – доверия-недоверия, любого отношения к действующей власти в целом и регионального, и муниципального уровней.
И ещё один фактор интересный. В 22-х регионах прошли губернаторские выборы. В 16 выборы в Законодательное собрание. Посмотрите, очень мало регионов, где как у нас, не было ни одного самовыдвиженца. Этот фактор -особенность наших ульяновских выборов. Я считаю, что в этой ситуации ни какая-либо партия, а именно самовыдвиженцы могли бы, по логике вещей, быть «золотой акцией» при принятии тех или иных решений в законодательном органе в его нынешней конфигурации.
Это повысило бы качество политического процесса.
Но этого, увы, не случилось.

Ещё один момент. Сравнивая выборы в законодательные органы с другими регионами. Во многих регионах были партии более радикальные, чем партия КПРФ в нашем регионе. Ну, прежде всего, это партия «Яблоко», партия «Парнас». Вспоминаем сразу Карелию, вспоминаем другие территории, Ярославскую область, Алтайский край тот же. У нас
в списке таких партий не было, поэтому всё что было сверх и левее КПРФ забрало КПРФ. Это, возможно, немного -1-2-3%, но это тоже голоса.
Вот то, о чём хотелось бы поделиться по большому счету мне я сказал и с удовольствием представляю слово Нине Владимировне.
Дергунова: Несколько слов с другой стороны. Немного с другого конца, с другой стороны. Конечно, если говорить формально-юридически, то победу на выборах в нашем регионе одержала «Единая Россия», 17 мандатов, больше, чем у всех. Конечно, победа скромная, поздравлять её с этой победой бессмысленно. С другой стороны, ничего катастрофического для политической системы страны, в целом по федеральным выборам по совокупности, и для политической системы региона не произошло. То есть она не разрушена, она не распалась, но кардинальным образом есть заявка на изменение тренда в развитии партийной системы и в стране и в нашем регионе. Если до последнего момента политологи партийной системы, скажем, нашего региона однозначно могли сказать многопартийная, но с одной доминирующей партией и всё мы это прекрасно видели, и поведение субъектов видели, и той партии, которая доминировала, и тех, которые вынуждены были в этих условиях работать. Сейчас появился тренд на развитие реальной многопартийности, реальной конкуренции и мы пока находимся в ситуации очень схожей по названию с так называемой «2.5 партийная система». То Есть 2, примерно равные, по голосам, КПРФ и «ЕР». И есть маленький довесок, без которого ни та, ни другая не может получить в региональном парламенте даже простое большинство «50+1». Тут была путаница: кто-то из журналистов написал, что, если ЛДПР объединится с «Единой Россией», то получится конституционное большинство. Оно в принципе не может получиться, это 75% или 27 мандатов – если 3 объединятся, с одной стороны «Единая Россия» и 2 оставшиеся, или к КПРФ примкнут. Ни там, ни там 27 не получается, — получается просто простое большинство. В этих условиях надо учиться работать, и всем тем партиям, кто прошли в парламент.
Конечно, в уникальное положение попала вот эта половинка под названием ЛДПР. Вы видите, после заявления Бакаева, когда он сказал, что почти уже согласована коалиция, не последовало никаких заявлений со стороны ЛДПР, а наоборот, что ещё ничего как бы не решено. Действительно, у них уникальная ситуация. С другой стороны, им надо очень хорошо подумать, какие выставить условия ЕР, при заключении коалиции. Это очень серьёзно. Они имеют возможность требовать теперь от ЕР. Иначе законодательный процесс будет сильно затруднён. С другой стороны, они прекрасно понимают, что в 2020 году выборы в Городскую Думу, в 2021 году в – Государственную, и, если они сейчас потеряют своё лицо, то этих процентов больше никогда не наберут. То есть с одной стороны, надо условия выставлять, а с другой стороны не потерять лицо. И вы видите ЛДПР молчит, думает, потому что действительно ситуация серьёзная, её нужно обыгрывать и с точки зрения текущей политики, и с точки зрения последствий 2020,2021-го годов, тех выборов, которые предстоят. Конечно, если говорить идеологически , то ЛДПР и ЕР ближе всего: одна либерально-демократическая, другая консервативно-либеральная партия, или либеральная консервативная партия. То есть ЕР больше позиционирует себя, как консервативная, но с элементами либерализма, и по идеологии, как бы Бог велел, определяться, это, скорее всего, возможно, но опять же я говорю, с точки зрения идеологической, но остаются вот нюансы, на каких условиях и с каким лицом будет заключаться эта коалиция. Конечно, в этом месте вы понимаете, если идеологически только с «Коммунистами России», но, поскольку последняя была создана в противовес, объединения в этом случае произойти никак не может, а они, не смотря на то что позиционируют себя как левые , но даже будучи левыми они объединится между собой, конечно, не могут.
Травкин: они не могут объединиться по другой причине. «Коммунисты России» везде, на официальных сайтах кампании говорят «мы – антизюгановская партия».
Дергунова: Ну да.
Травкин: Они антипод, вот только поэтому.
Дергунова: Хотя если по названию, по идеологии, две левых партии должны бы находить какой-то общий язык. Таким образом, у нас складывается очень оригинальная ситуация: поскольку «Единая Россия» связана по рукам и ногам с одной стороны, возможной коалицией с ЛДПР, с другой стороны – теперь очень серьёзная оппозиция со стороны КПРФ, 14 голосов это достаточно много. Если начнут сбываться прогнозы о том, что будут покупать там чьи-то голоса, одномандатников перетягивать, вы знаете, в ситуации «через 2 года другие выборы» все эти измены одномандатников, с одной и другой стороны, очень здорово могут аукнуться. Поэтому всё должно быть очень осторожно, очень продуманно, и в общем-то не в интересах партий вот так вот соглашаться, если будут какие-то договорённости кулуарные, так быстро изменять свою позицию, поскольку впереди очень серьезные выборы. Конечно, ситуация ещё осложняется тем, что никто из партий, прошедших в парламент, не готов работать в новых условиях. То есть расслабленность ЕР, то что она значительное количество лет доминировала и могла не считаться ни с какими критическими замечаниями, и принимать все законодательные акты, которые считала нужными, не обращая внимания ни на какую критику. Соответственно, оппозиция, которая, в этих условиях была загнана в угол, и могла напоминать о себе только разными эксцессами, потому что на сотрудничество , серьезную законодательную работу мало кто с ними шёл и соответственно они ушли в это поле протестно-спектакольного, да, состояния, когда надо устраивать вот митинги по любому поводу, чем больше кричишь, тем лучше, когда к любому событию тут же присоединялись с критикой. То есть они не сами создавали повод, а присоединялись к любому возникшему, совсем по другой причине. У них другого не было выхода, чтобы показать, что мы есть, мы живы. Сейчас надо и тем и другим кардинально изменить стиль работы, формы методы работы: от конфронтации и зазнайства, может быть, со стороны «Единой России» переходить к компромиссам, переговорному процессу, сотрудничеству. Это безумно сложно, в личностном плане сложно, когда человек не привык и этому его не учили и он к этому морально не был готов ни с той ни с другой стороны, а теперь надо салиться и вместе работать. Поэтому, конечно, я думаю, первый год будет безумно сложный, в этом ежедневном пане получится что-то или не получится. Наверное, политологам будет интересно посмотреть. Хотя мы, как политологи, и фонд, и мы как политологи, которые в целом есть в регионе, можем любой партии оказать поддержку, провести какие-то, я не знаю, курсы хотя бы первой политграмотности для тех людей, которые профессионально пока.
Травкин: Или хотели бы делать это лучше.
Дергунова: Да. Мы готовы провести политграмоту и разобрать с ними определенные нюансы нашей страны.
Травкин: Можно считать приглашением, да, Нина Владимировна?
Дергунова: Пожалуйста. И фонд, у нас как бы по уставу, мы можем осуществлять такую просветительско-образовательной деятельности. Ещё, мне кажется, проблемой выборов был губернатор. И прежде всего его кадровая политика. Я понимаю, Сергей Ивановича в том смысле, что он ищет преданные надёжные для себя кадры, но еще Макиавелли говорил «советники бывают двух качеств: либо умными и непреданными, либо преданными, но не слишком умными». В нашем случае это проявилось в том, что кадры, которые подбирал Сергей Иванович, они ему преданы, но они политически не имеют никакого лица. Если взять Сычёва отдельно – он, наверное, мог бы выиграть выборы, он разбирается в политике, имеет огромный опыт, но он не мог критиковать ЕР, являясь близким человеком в команде Морозова. В результате у партии на выборах не было лица. С этой точки зрения интересно было бы посмотреть: лидеры ЕР, председатели политсовета, когда-нибудь побеждали в одномандатных округах? У нас председатели регионального отделения политсовета «Единой России» идут по спискам, то есть они боятся своих избирателей, Травкмн: как предположение. Дергунова: да, как предположение. сомневаются в своей победе, список даёт им больше гарантий. Сергей Иванович их ставит в список, но получается, что лидером регионального отделения становится человек, который эту проверку отношением к нему избирателей и внутри партии, он недостаточно прошел, и он сомневается в своей победе, в одномандатном округе. И получается, что избиратель их не очень то уважает, не очень то им доверяет, и в общем о в ситуации кризисной, одно дело когда спокойной ситуация, нет пенсионной реформы, мы доверяем президенту, мы доверяем премьер-министру, мы доверяем губернатору, и проголосовали за эту партии., и совсем по-другому , когда ситуация становится несколько тревожной, это прежде всего связано с «пенсионной реформы». Поэтому, мне кажется, влияние Сергея Ивановича на персональный состав нужно немножко изменить и подбирать людей, которые имеют собственное политическое лицо, которые могли бы выступать по тем или иным поводам, может быть, в нюансах, которые расходятся с позицией исполнительной власти, потому что это 2 ветви власти. И 100% их позиция может абсолютно не совпадать. Партийная власть, исполнительная и законодательная могут по-разному смотреть на решение одной и той же проблемы. А у нас это последнее время очень часто получалось одно и тоже. А у нас партия и законодатели начали терять своё лицо. Некоторая самоуверенность ЕР. И, уже говорил Николай Иванович, — в условиях наступающих выборов заниматься переименованиями, раздражать людей, знали же, что будет проводиться пенсионная реформа, о которой уже 1,5 года говорят. Одно наложилось на другое. Есть мировая практика: партия, проводящая непопулярные реформы, обычно проигрывает выборы, вернее снижение её рейтинга происходит где-то на 20-22%. Это общемировая практика, но если говорить по партийным спискам, то у нас примерно так и произошло. В 2013 году было 53%, а сейчас 33%, но однопартийцы-то тоже половину потеряли, а это уже, как раз, местные условия, проблемы и ошибки, которые возникли из-за совершенно неуместной самоуверенности, безрассудной, мне кажется, перед выборами, которая характерна для определенной части руководства «Единой России». Не сработал прагматизм, эти выборы нужно было выигрывать в этих условиях. Позитивные факторы, на мой взгляд. Вы знаете, общаясь с людьми, с электоратом, я очень часто раньше слышала: «Я бы проголосовал за эту партию, но она ведь не выиграет, поэтому буду голосовать за ЕР». Эти выборы показали, что люди начали отходить от этой позиции, то есть они начали понимать, как говорил уже Дмитрий Викторович, что не победа главное и что победа очень своеобразный феномен в политической практике, самое главное – это расклад политических сил – попробуйте теперь не учитывать мнение ЛДПР, хотя они не победили, тем более КПРФ, хотя юридически они тоже не победили. Если такая тенденция продолжится, то следующие выборы: и городские, и региональные, и федеральные будут очень интересными. Потому что люди увидели, что даже если политическая сила не выиграла, но её голоса, и эта политическая сила получила определенные механизмы для влияния и на исполнительную власть и на функционирование законодательного собрания. Вот то что они могут увидеть сейчас, что надо обязательно выбирать именно свою политическую партию, политическую силу, не смотря на то что она не получит абсолютной победы, это тоже даст толчком развитию нашей партийной системы, как многопартийной, реально конкурентной, без какой-либо доминирующих партий. А закончить я бы хотела тем, что вся проблема нашей страны—это экономика. Основание пенсионной реформы заложено в экономике, регион потому протестно и голосовал, что эта реформа не даст возможности увеличить благосостоянии населения. Потому что сколько бы не говорили о присоединении 1000 к пенсии каждый год, но заметьте, никто не говорил об увеличении зарплат. А наш регион, в Приволжском федеральном округе, по уровню зарплат, явно не вверху. А 3-4-ый снизу. Прежде всего, поэтому люди давали оценку правящему классу, который никак не может справиться со стабильным прогрессирующим экономическим ростом в 1,5%. Это как работа Ленина – 2 шага вперёд, один назад. Так вот 1,5% — это 2 шага вперёд, 1 назад и 1 в сторону, и люди это прекрасно чувствуют. Пенсионная реформа с этой точки не приведёт к улучшению жизни и это правящий класс должен понимать не как отрицательную оценку ЕР, которая партия президента и премьера, а как оценку правящего класса в целом, как не способного решить главную задачу и проблему страны – экономического роста благосостояния. Да мы, по экономике, не на 186 месте, но 50-е нас не устраивает. это где-то 46-47 место, конечно, не в эти выборы, это и оценка того, что правящий класс пока не решил главную задачу экономического роста и повышения благосостояния.
Травкин: Спасибо, Нина Владимировна. По следам вашего выступления несколько реплик. Согласен с Николаем Ивановичем, когда он говорил об особенностях технологического обеспечения избирательной кампании, которая прошла, в тч по линии ЕР. Все-таки действительно, может быть, нам кажется, какие-то вопросы можно было чисто технологически решить чуть по-другому. Вот смотрите момент, на который я обратил уже внимание отчасти. Не было ни одного одномандатника. Но тем не менее, вот смотрите, мало осталось…я еще нигде не видел. Не читал. На этих выборах выдвигались два сопредседателя ОНФ. Один из них доверенное лицо ВВП. Я про Ситникова Алексея говорю. Итоги выборов вы все знаете. Они все не стали депутатами тех представительных органов, куда избирались. Ни Олег Мустаев, ни Алексей Ситников. Вопрос-то простой на самом деле. А что мешало технологически, по здравому смыслу, скажем, обеспечить самовыдвижение этих депутатов. В чем была нужда выдвигать их от одной из политических партий? Ради того, чтобы уйти от какой-то юридически значимой процедуры сбора подписей? Вы понимаете, это сконфигурировало совсем по-другому избирательную кампанию и, возможно, её итог был бы другой. Кстати, ситуация с 15 округом в городскую думу, на наш взгляд, показала ещё одну важную. Деталь, которая входит в нашу повседневную политическую жизнь: автоматический транзит политической власти , мы знаем что был С.С. Панчин. Казалось бы, неужели нельзя по большому счету, учитывая его небольшие размеры, небольшое число голосующих, достаточно предсказуемо, транзит власти обеспечить. Выяснилось, что автоматически этого либо не произошло, либо увы не произошло. Ещё один важный момент хотелось бы отметить, опять анализируя причину, ситуацию, как сложилось, не называем её там, не даем жестких оценок… Вот смотрите, стал ли внешний вид наших городов лучше? – Да. Дороги? Безусловно. Зелёное общественное пространство? – Да. Сдвигается решение каких-то вопросов? Появляются общественные объекты, спортивные? Безусловно. Заблуждение или недальновидность отдельных людей состоит в том, что почему-то переоценен эффект перетекания вот этого эффекта, который электоральности не происходит. А вся ставка была, я так понимаю, максимально слепить, отождествить одно с другим, власть и политическую силу, для того чтобы попробовать перенести всё то доброе, что делает власть. Ну действительно, объективно есть: меняются рельсы, что-то совершенствуется, не самым плохим образом, кстати. Да, перинатальный центр появляется, ещё что-то. Это есть? Да. Безусловно. Только слепой этого не видит. На самом деле становится чище, светлее, безопаснее, это все видят. Просто не происходит автоматического переноса вот этого бэкграунда, вот этого багажа в электоральный рейтинг или в рейтинг роста доверия, потому что у населения есть иные потребности. Запрос на справедливость и тд. Как его реализовали в этой ситуации? Непонятно. Ведь в чем была особенность? Кода началась тема пенсионной реформы 21 июня, аргументы были разработаны. Вот мы о них сейчас говорили. Но люди-то мыслили, как мы выяснили, не аргументами, они мыслили эмоциями. И на эмоциональном уровне, по крайней мере. Выйти и сказать «мы с вами. Мы с вами разбираемся что происходит. Мы будем стараться. Мы будем вносить. Самая эффективная мера, которую ЕР предложила в данном по соцданным. Насколько я владею, была мера, которую предложил Турчак, что депутаты тоже откажутся от льгот и станут на общих основаниях получать свою пенсию. Справедливо, потому что на самом деле люди говорят да, это справедливо. Как вариант. Ещё один момент. Что-то мы всё про ЕР сегодня? Давайте мы несколько слов про другую партии. Скажем. Все-таки на мой взгляд важен не только результат абсолютный, мы видим все эти сведения, но ещё и качество результата. Здесь уже много об этом говорили и вы, коллеги, об этом говорили. И мне кажется, здесь есть над чем работать тем, кто формировал списки этого избирательного объединения, про КПРФ говорю, и это всё только начинается. Вот не потому что важно, а потому что ещё остро и свежо. Не знаю, был ли кто-нибудь вчера, я вчера решил заглянуть в 72 школу, где занимались темой Шишкиной Людмилы Петровны. И посмотрел, как был организован тот народный сход, и вот на что я обратил внимание, можно я не буду называть фамилии депутатов, там было их четверо, как минимум, депутатов от КПРФ, победивших на этих выборах . У них даже риторика не сложилась один говорит: «Слушайте. Мы будем добиваться по суду восстановления, отменим приказ!»; второй тут же выходит и говорит: «К черту этот суд, значит, это всё нас за угол заводит. Мы будем только митинги , протесты и до тех пор пока!». Один говорит: «Я не могу дозвониться до губернатора, я хочу встретиться, хочу донести всю обеспокоенность, потому что это человек, который достоин, чтобы продолжать работу». Второй говорит: «Долой в отставку этого губернатора. Наш губернатор другой человек теперь будет и мы будем за это бороться». Слушайте, если бы относиться серьёзно, рассматривать действия этой партии КПРФ вот в данном кейсе, под каким-то практическим углом, также серьезно, под таким же увеличением, как рассматривают ЕР, там камня на камне в строгом смысле слова не оставишь. Вот просто понимаете слой ровного асфальта по улице Спасской. Вы либо определитесь, когда это находится на сходе 200-300 человек это понятно. Если это начнется на заседании законодательного органа, это уже будет даже не смешно.
Гогин: Дмитрий, да они почти дети в политическом смысле.
Травкин: Не даю оценок. С ними знаком пока шапочно.
Дергунова: Их победа случайна.
Травкин: Но опять же. Это наше с вами субъективное мнение.
Дергунова: Они не ожидали.
Травкин: Нужно говорить о культуре диалога политического. Думаю. Мы как раз переходим к вопросам. Спасибо вам, что вы долго и терпеливо выслушали наши мнения, они нас беспокоили все 4 дня. Уверены, что вы тоже не напрасно потеряли это время. Мы посчитали, посмотрели и какие-то выводы предложили вашему вниманию. На ваш суд и на суд ваших читателей и зрителей. Спасибо.
73 онлайн: Можно вопрос? Вопрос Николаю Ивановичу. Скажите, пожалуйста, это правда, что вы были главным политтехнологом в штабе Елены Сорокиной?
Васин: Я политтехнолог.. Вообще слово такое не люблю и никогда не использую. По полной программе я с Сорокиной не работал, но я консультировал кампанию Елены Сорокиной.
73 онлайн: Тогда как вы можете оценить её результат? И по вашему, если бы она пошла самовыдвиженцем, то она смогла бы пройти по своему округу или нет?
Васин: Если бы она пошла самовыдвиженцем, она бы однозначно там победила. Шансы у неё были очень высокие. Дело в том, что здесь другое: я уже говорил, что партия выбрала неправильную стратегию избирательной кампании. Если бы Елена Соркина реализовывала ту стратегию, которую принял её штаб, не партийный, я думаю, шансы на победу у неё были бы весьма существенные.
Травкин: можно я добавлю? Можно вернуть диаграмму с «блинами» круговыми? Смотрите, значит, первый момент: проблема субъектности кандидатов ЕР, она велика. Мы все ждём с большим интересом логического объяснения по двум снявшимся коммунистам. Никто не мог им отказать в этом гражданском праве. Но тем не менее, они же публичные люди, объяснение должно прозвучать. Второе, что касается ЕР. Да, нам кажется, что излишняя централизация, но ради интереса, если возьмем округ Сорокиной №13, то увидите одну интересную вещь. Мы знаем, кто и как упрекал её за отсутствие, присутствие каких-то там значков и лейблов, но факт есть факт: среди всех городских округов процент голосов, поданных за ЕР в её округе максимальный. Обратите на это внимание. Это объективно, т.е. научно-доказанный факт, зафиксированный в протоколах соответствующих комиссий. Это важно. И второй момент: цена этого поражения – 131 голос. Это не 2500, как у другого кандидата и не третье место ещё у одного из кандидатов этой партии. Это другое качество. Здесь фактически фактор случайности на 70000 избирателей округа (там, по-моему, столько примерно) 131 голос – это не очень много, и я могу отметить, если уж про политтехнологов заговорили: были технологи, которые обеспечивали участие кандидатов, которые победили, насколько мне известно, но знаю, что и у В.А. Гвоздева, и у С.А. Шерстнёва, и у Е.А. Сорокиной технологи были: а) местные, и б) молодые. Понятно, о ком идёт разговор, в политической и околополитической жизни с ними встречались. И я этому рад.
Дергунова: Когда люди снятие какого-то кандидата воспринимают, как технологию. А тут снимались кандидаты коммунисты и это в большей части было воспринято, как или их запугали, или их купили, или как-то власть надавила, и они сняли кандидатуры. И это могло быть за несколько дней до выборов. Это могло дать всплеск. Надо всем штабам внимательно оценивать последствия применения вот таких технологий.
Вопрос: Нина Владимировна, в 2003 году вы рекомендовали губернатору Шаманову отказаться от проведения губернаторских балов, чтобы не нагнетать сложную обстановку в городе и области. А что бы вы сейчас порекомендовали Сергею Ивановичу в нынешней политической ситуации?
Дергунова: я уже, как бы, частично сказала. Изменить кадровую политику. Это кадры и партийные, и при формировании, скажем, списков. Сейчас же будет решаться вопрос, когда он будет уходить (кому-то мандат Рябухина, мандат самого Морозова). Если Бакаев уйдет даже из депутатов, его мандат. И будет решаться, я не знаю, насколько это правда, но есть в публичном пространстве, что часть прошедших кандидатов будут уговаривать сложить полномочия, чтобы прошли люди такие , как Чепухин, ещё там фамилия.. (Травкин: либо комментируем слухи, либо, как эксперты..). Кадровая политика. Не только, в ком уверен и кто тебе предан, но всё-таки, действительно, является политически зрелым, может быть политиком, но иметь собственное мнение. Конечно, надо изменять отношение к оппозиции. Мне кажется, что последнее время, это уже нельзя было назвать политической борьбой, это просто какая-то взаимная неприязнь, ненависть… я даже не знаю, как квалифицировать, но она не приносит очков ни той, ни другой политической силе. То есть всё-таки политическая публичная борьба она требует какого-то чувства меры, какого-то политического такта, то есть учиться работать с разными политическими партиями, с разными оппозиционными силами. Именно в плане и тактичности, и компромисса, и взаимного уважения.
Вопрос: Дмитрий Викторович, к вам вопрос. Какие исследования публиковал «РАПИР» перед выборами и как финансируется ваш Фонд?
Травкин: Спасибо за вопрос уже о фонде. Мы получили свидетельство о государственной регистрации 17 августа 2018 года. Наш фонд достаточно молодой и интересный. В связи с этим мы для себя никаких отдельных задач по решению экспертов и учёных не ставили. Мы зарегистрировались и тут же, буквально 23 августа, собрали всех наших уважаемых учёных. Часть которых была в летних отдыхах, командировках, и тд. Мы договорились о том, что мы сейчас не торопясь, на принципе такой профессиональной коллегиальности, делаем это своеобразным фирменным стилем нашей работы, это не принцип рассыпанных дорожек, больших научных светил, которые заслуженно таковыми являются. Это всё-таки некая вот такая структура научно-исследовательского типа, которая сегодня формируется. И я считаю, имеет хорошие шансы быть сформированной , разворачивает свою работу. Мы пока е хотели, но раз уж вы спросили.. Мы, кстати, Николай Иванович вот был автором этой идеи, мы все обсуждали предложить внести некую свою методику оценки деятельности депутатов вновь избранного законодательного органа. Называем пока её для себя индекс политической дееспособности. Там будет 4, грубо, параметра, но мы пока не будем этот до конца не отточенный индекс вам предлагать, это уникальный продукт фонда, поэтому есть у нас и планы, и тд. Что касается финансирования. Есть определённые стартовые договорённости с учредителями. Их несколько, это не тайна, открывайте ЕГРЮЛ бесплатно, вы всё это увидите. Три физических и одно юридическое лицо (это Ульяновская торгово-промышленная палата). Для начала нам, мы считаем достаточно, то есть бентли не покупаем, роскошью не избалованы. Дальше, мы считаем, если фонд будет конкурентоспособен в ряде рынка услуг определённых – не только социологических, но и обучающих, экспертных, уверен в этом, мы всё равно выйдем на определённый уровень развития и очень принципиально важно, что часть денег мы тратим на исследования собственно фонда по своему собственному заказу и оферты, откровенно обнародуем, то есть не заказчикам исследования, а для всех, для СМИ, кто хотите, тот и пользуйтесь. Это наша позиция. И вторая тема, это то что мы стараемся из этих денег найти возможность поддержать самих учёных: научная деятельность, командировка, публикация. Начало положено. Скоро услышите ещё несколько событий с этим связанных, поэтому спасибо за проявленный интерес к деятельности фонда.
Вопрос: Насколько чистой или «грязной» была избирательная кампания?
Травкин: У каждого из нас есть своё мнение, мы тоже обменивались на этот счёт.
Дергунова: Я бы оценила, как .. Понятно, что абсолютной честностью или грязной быть не может. Я бы оценила кампания, как честную, достаточно честную. И расклад сил как раз показал, что подсчёт, наверное, максимально приближен к тому, что хотели люди. Действительно только озадачивает то, что несмотря на ситуацию, проблемы, которые есть, и может быть, позитив, который есть в области, он тоже есть, 60% не захотели даже в такой ситуации приходить на выборы. А так, что люди пришли и увидели реальный расклад, никто не предполагал, что коммунисты столько получат. Понимали, что процесс перейдет: часть к ним, часть к ЛДПР, но чтобы такие цифры будут никто не ожидал. По-моему, это одно из главных доказательств, что выборы были достаточно честными. Я всегда говорю, что, наверное, у кого-то из чиновников руки чешутся, но это не было массовым явлением.
Травкин: Я тоже сторонник того, что голосование за КПРФ, за КПКР и за ЛДПР, безусловно, это протестная канализация протестных настроений, это очевидно. Там, где коммунисты снялись или были сняты, голосование даже по одномандатникам наглядно показало. И это особенность этого времени.. Как это дальше будет реализовываться, посмотрим. Что касается честности, я считаю сухие подсчеты результатов, вот поймали на двух участковых.. мне кажется, раньше их было больше. Те, кто работает в области давно слушают жуткие истории про конец 90-х. когда в топках наших котельных, в южных котельных в железнодорожном районе находили стопки бюллетеней, которые жгли после известных выборов 96-го года. Я к чему? Во-первых, стали лучше контролировать, наблюдателей стало больше, качество подготовки выросло, телекоммуникационные средства стали лучше, общественные наблюдатели вносят свой вклад определённый. Труднее стало фальсифицировать, ответственность стала жестче – сразу уголовка по целому ряду составов, нарушение избирательного законодательства. Всё это, что касается подсчёта итогов. Что касается агитации. Вы видели против кого были выпады? Говорить, что о конечно можно судить по принципу судить, кому это выгодно: вот выгодно этим, значит, сделали скорее всего эти. Достоверно нельзя осуждать. Мечтаю увидеть хоть одни честные выборы и чистые. У всех дрожали нервы.
Васин: я 12-го числа встречался с представителем международной группы наблюдателей Жаном-Мишелем Беноше. Выслушал его мнение. В целом он охарактеризовал наши выборы, как открытые, транспорентные, и каких-либо существенных замечаний он не высказал. В целом он оценил выборы очень высоко.
Дергунова: Вот я редко хвалю власть, но мне кажется, что после событий 2011 года идет два параллельных процесса. С одной стороны, это ограничение стихийных акций, которые приводят к разным ненужным аспектам, и которые используются силами, которые хотят раскачать политический режим, политическую стабильность. это один процесс, а второй процесс это вот, начиная после 2011 года идет постоянная линия на укрепление честности и чистоты выборов. Мы здесь можем прямо по этапам проследить, когда и КАИБы вводятся, и трансляция вводится, все участки на онлайн режиме смотрят, и контроль. То есть линия взята очень жёсткая и правильно было сделано.
Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, результаты выборов по Димитровграду.
Васин: Димитровград – это одна из, образно говоря, мятежных территорий. Голосование предсказуемо в том плане, что «Единая Россия» там вряд ли бы набрала большое количество голосов. КПРФ там сработала хорошо, ее широко поддержали. Если для Ульяновска такое голосование было во многом неожиданностью, то для Димитровграда результат был ожидаем.
Дергунова: Причина – в кадровой политике. Димитровграду в последние годы не везет с руководством. И те выводы, которая область успела сделать после проигрыша Тихонова в 2016 году, не успели кардинально изменить ситуацию. И Кошаев оказался не лучшей фигурой со всеми эксцессами, особенностями его поведения. И эта слабость управленческого звена в городе приводит к тому, что люди выдают протестное голосование. Я думаю, что Смекалин стал куратором этого города поздно, уже не успели ничего кардинально изменить.
Травкин: Итоги голосования в Димитровграде – это результат канализации протестного голосования против региональной власти, против партии ер, которая аффилировала в голосах, не в смысле, а именно в восприятии избирателя одно и то же. Голосование во много , я считаю, было направлено на против региональной власти, хоти м мы этого или нет.
Я считаю, что и сами коммунисты, судя по составу победивших кандидатов, не были готовы к такому успеху. Потому что знаю Димитровград, как многие здесь, коммунисты были способны подготовить более качественный пул своих кандидатов, которые бы стали депутатами. Это наукоград, у них много ветеранов промышленных предприятий, НИИАР, общественников. Я не знаю, почему был сделан выбор соответствующим партийным решением в пользу этих кандидатов. Я не говорю, что они плохие, говорю, что потенциал был использован не до конца. Они могли бы получить более качественный, на мой взгляд , состав представительного органа, который они выиграли. Этот процесс можно было увидеть: мы вспоминали о 2016 годе, о выборах в думу, вспомните, как выступи Олег Юрьевич Горячев, как кандидат на территории города Димирвграда. Были уверенные проценты, в разы превышающие его среднеобластной результат, в тч на территории Ульяновского района и иных районов, которые ему близки. Именно там. Почему? Потому эта часть протеста тогда ушла за него. Почему бы нет? Поменяв систему выборности высших должностных лиц мунципалитетов таких, как Ульяновск и Димитровград, законодательно. Мне кажется, ситуация там теперь затруднительная. Она затруднительная, если принимать во внимание, что Димитровград будет не сам опять развиваться как субьект, а выберут себе мэра. Но тогда это будет реальная ответственность за результаты его работы. Но если здесь с кадрами не всё однозначно (пустует министерства иногда, пустует другие позиции, там тоже, знаете не сахар), поэтому кадровый голод это сегодня общая примера времени. Видимо, результат работы той системы власти, как она работала длительное время. И это ни на завтра, ни на послезавтра задача. Как? Не знаю. Но в любом случае, опять же Выход один – другая культура политического диалога. Нужно что-то менять, нужно переставать меряться возможностями влиять на политическую ситуацию. За этим стоят люди.
Дергунова: Это шанс двигаться к переговорному, компромиссному, демократическому процессу. Это будет проверка, готовы ли мы к этому. Период будет очень ответственный и важный.
Вопрос: Как, на ваш взгляд, изменится оценка губернатора и региона со стороны федерального центра в связи с результатами выборов?
Травкин: Для этого нужно знать критерии этой оценки. Вы считаете, что результаты выборов – единственный критерий оценки? Я думаю, безусловно, эти результаты выборов не останутся незамеченными – они будут проанализированы. И ещё раз обращаю Вас к докладу Дмитрия Орлова, на который сегодня ссылался и думаю, что во многом мысли и выводы, сделанные в этом докладе могут быть озвучены с подходами администрации президента и её структур, которые сегодня готовят для руководства страны те или иные свои видения. Но также считаю, что по большому счету, если остыть, еще раз посмотреть на итоги муниципальных выборов, я ничего суперкритичного не вижу. Другое дело опять же моя любимая тема, возвращаемся.. Я бы всё-таки, между нами говоря, не хотел об этом говорить: нужно было искать некие компенсаторные темы, что действительно есть усталость, не электоральная усталость, а есть определенная усталость от любого лица долго находящегося во власти. Зимина…старожилам, только он с 2009 года, а Сергей Иванович с 2004. Это объективно. Поэтому, наверное, и придумали конституцию западных стран не больше 2 сроков по 4-5 лет и тд. Это объективно, это психология человека. Что бы ты не сделал, 18 лет .. иной срок, но всё рано есть психологические вещи. Опять же прием жизненный нам показывает, как это не расшивается, то ослабляется. Мы видим корпус губернаторов-технократов – 20 человек, молодых, в целом 30-50 лет. Вопрос, что если бы на выборах законодательного органа был обновлен партией власти депутатский корпус, существенно обновлен, были бы новые лица. Возможно, губернатор долгожитель и молодые лица, смотрелось бы более органично н с другой стороны, если мы сейчас отключимся от наших умных теоретических схем и чист по-человечески посмотрим на тех людей. Вот у меня какое основание А.Г. Еленкину сказать: «Вы знаете, до свидания , Анатолий Георгиевич. Что-то у вас лицо какое-то…». Я, как пример лица, нарицательное привожу. Это тоже человеку над как-то объяснить, а почему? Потому что что-то кому-то. То есть политика – это всегда поиск каких-то вещей, то есть выборы не готовятся в последний момент. Видите, маленький ещё моментик. Тоже не удержусь, скажу. Николай Иванович правильно говорил, согласен и у меня есть право так говорить. Последнее время ЕР здесь в Ульяновской области оборотики сбавила. В чем я это вижу? Вот много было разговора о ПНГ. Первая модель, максимально открытая. Вот возьмем 17 округ, если мы уж говорили сегодня о представителе ОНФ. Почитайте, посмотрите, разрешили голосовать по первой модели плюс интернет. …За неё на ПНГ 500 с лишним человек проголосовало, а у него в округе этих депутатских округов, включая эти кусочки – 7. 400 человек – мало для того, чтобы конференция принимала это решение. Понимаете, узнаваемости нет. Можно ли было это как-то по-другому организовать? Даже не смотря на то, что недавно закончились президентские выборы, наверное, можно. Или что-то другое предпринять. Как так? Человек с узнаваемостью 6% заводят через 400 человек ПНГ под лето, под реформы, потом что-то не победил. Нюансы есть. Эти технологические вещи должны в комплексе рассматриваться. Будет оценка не будет? Конечно, оценка дается сегодня всему.
Но кроме этого есть указы президента. Кроме этого, есть критерии оценки эффективности деятельности власти – 24 параметра, есть другие оценки населением действий органов власти, и они тоже будут учитываться. Что там на чаше весов перевесит? Будет ли это критичным? Я считаю, что не будет. Хотя последствия будут электоральные для самого губернатора – как, условно говоря, избирать в 2020 году Городскую думу? Можно? Можно, но уже не так просто. Другая обстановка. И эти технологии показали. Много из вас видели лозунги КПРФ на улице? Нет. Результат все видим, да? Выясняется, что вот эта атрибутика, эти шаманские пляски (давайте сделаем защищённую расклейку, сделаем билбборды), они не играют той роли, которую им предписывают, уж точно не занимают того удельного веса в избирательном бюджете, фондов избирательных за кандидатов, которые на них надеются. Узнаваемость могут повысить, согласен, но не избираемость.
Дергунова: С другой стороны, заявление Андрея Турчака, что партия, конечно, проанализирует итоги выборов. Понятно, что это не день-два, это серьезный анализ со всеми субъективными и объективными причинами. Я только что была на третьем съезде Российского общества политологов, там выступал Сергей Кириенко. Он сказал, что администрация президента ситуацию знала, к таким результатам была готова. И они прекрасно понимают, что в условиях начала пенсионной реформы партия, которая поддерживает правительство и голосует, обязательно будет нести репутационные потери. Поэтому не стоит такой задачи – делать какие-то кардинальные выводы по Ульяновской области. Хотя, конечно, сравнительный анализ в ближайшее время администрацией президента будет проведен. Другое дело, будут ли какие-то выводы сделаны? Все-таки у нас область по всем остальным рейтингам характеризуется достаточной политической стабильностью.
Травкин: Спасибо, коллеги.

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here