Травкин+вопросы

0
319

Красная зона означает, что явка там резко уменьшилась, по сравнению с выборами 13-го года. Если мы наложим эти округа на их номера, то мы увидим, что это практически все сельские округа, не Ульяновск, не Димитровград, не Новоульяновск и не пригородная зона. Хотя всегда там процент был совершенно обратный. И только Ульяновск, Димитровград, округа, прилегающие к мелекесскому, чердаклинскому районам, здесь по явке произошли неожиданные всплески от 5 до 15%, причём самая высокая явка фиксировалась в 10 округе, это новый город. Там был Эдварс, от ЕР, и была снята Шишкина от КПРФ. Всё говорит о том, что пришли голосовать, если не рассерженные, то полурассерженные горожане. Это первый момент, на который мы обратили внимание. Мы разложили итоги голосования за партии, по общепартийным спискам. Здесь общая статистика: красным – КПРФ, синим – ЕР, жёлтым – ЛДПР, зелёным – Коммунисты России (скумбрия), а коричневым – те партии, которые все вместе набрали чуть больше 7%. Эти 7% уходят тем партиям, которые были допущены к распределению мандатов. В прошлые выборы этот % был в 2 раза выше – было 13%. Тогда ЕР получила ¾ из 13%. Это просто электоральная статистика. А теперь следующий слайд. Коричневым покрашен 2013 год, у КПРФ было 14%, стало 36%. Николай Иванович сказал — неудачно выступили СР. Но они и в 2013 не особо удачно выступали. Коммунисты России – большие затейники. У нас была «Скумбрия – рыба будущего», а в Питере они шли под лозунгом «Победа Зенита – победа народа». Удивляет, что партия СР, из парламента, лидер которой приезжал сюда, набирает в 5 раз меньше голосов, чем партия, о которой ещё вчера никто не знал. Из 9 партий 25 человек находится в общеобластной части списка, из них всего 2 женщины. Одна была выдвинута 3 номером в партии «Родина» и одна в партии КПСС, это те партии, которые вместе с ещё 4 набрали 7%. Удивительно, что ни КПРФ, ни ЕР, ни ЛДПР не захотели повлиять на женщин. Это говорит о повышенной конфликтной ситуации. На этом слайде показано распределение депутатских мест. С 2013 31 из 36 мест доставалось ЕР – список + одномандатники. У КПРФ было 4, у ЛДПР — 1. Теперь у ЕР – 17, у КПРФ – 14, ЛДПР – 4, Коммунисты России – 1. Что может быть дальше? Кто бы, каких заявлений ни делал, об альянсах, договорённостях, на наш взгляд, речь идёт не о ситуативных договорённостях, и не о блокировании. Вы знаете, что блоки официально законодательством запрещены, на всех уровнях. Речь нужно вести о повышении уровня политического диалога, политической совместимости действий. Напомните мне – кто чемпион в прошедших выборах высших должностных лиц, которые у нас состоялись в других регионах?
— Собянин?
— Нет, Собянин показал 4 или 5 результат.
— А есть тот, кто получил 85% голосов. Это губернатор Орловской области, выдвиженец от партии КПРФ, Клычков. Как? Всё просто – ЕР не только не стала выставлять своего кандидата на губернаторских выборах, тем самым оказав ему поддержку. И этот пример нужно тщательно изучить тем регионам, где ещё есть нишевая активная протестность, традиционная склонность к так называемому «красному поясу». Есть и менее очевидные примеры. Есть 2 момента, которые нам нужно рассматривать: 1 – единый день голосования не даёт нам возможность рассматривать происходящее в ульяновской области отдельно от того, что творилось в других регионах; и второе – то, что наряду с региональными выборами, в Ульяновске проходили выборы муниципальные. Объясню обе позиции, всё-таки мы оттолкнулись от проблемы культуры диалога. Вот тому, что у нас на слайдах представлено синим цветом и красным, необходимо начать выстраивать культуру политического диалога. Такая культура есть. Алтайский край, где кандидат Грудинин был первым или вторым, по стране, по количеству голосов. Вот выбирали губернатора, КПРФ своего не выдвинула, обратите внимание. Новосибирская область, если не красный, то розовый регион, г-н Локоть (?) является главой города, традиционно сильны коммунисты. Не выдвинули своего кандидата. Кто-то скажет – очередной «договорняк». Лично я считаю – зачем раскалывать население? Ну ради чего, если мы говорим о политическим диалоге, грамотно места выделить? Если действительно кто-то захочет менять жизнь к лучшему, в ближайшие 5 лет – диалог неизбежен. Придётся говорить о его культуре и о его подлинных задачах. Я согласен с Николаем Ивановичем – компания ЕР была безсубъектна. С другой стороны, когда у оппозиции лозунг – «Пора менять власть» — это что, субъектность, повестка? Избиратели Ульяновска не были избалованы позитивными повестками, прогнозами, программами, хоть от одной партии они были? Раньше от кандидатов или партии было принято, в газетах, хоть на полполосы, хоть на четверть, дать какую то программу. На этих выборах народу вообще никто ничего не обещал, выборы прошли на эмоциях. Есть ещё одна интересная особенность, диаграммы этого слайда показывают нам количество испорченных бюллетеней. Слева испорченные по ульяновской области, почти всё из 4-го избирательного округа. Справа, сверху – общее количество испорченных, по одномандатным округам, 14 и 13 округа, там каждый 6 бюллетень испорчен. Понятно почему – там 2 выдвинувшихся кандидата от КПРФ сняли свои кандидатуры. Вот реакция, возможные перетоки голосов там не произошли. Мне кажется мы рекордсмены – я нигде не видел 15% испорченных бюллетеней. Большой округ, в законодательный округ. Следующий слайд. За 5 лет уменьшается количество избирателей, примерно на 40 000 человек, возрастает явка, примерно на 70 000, уменьшается поддержка определённых партий, но принципиально следующее: несмотря на то, что за счёт городов и прилегающих к ним территорий выросла явка, 60% избирателей осталось дома. Кто же, в итоге, одержал победу? Что такое победа вообще? Это достижение абсолютного преимущества в чём-либо, победой может закончиться война. С моей точки зрения – в политике не бывает побед. Мы видели что было в 2011, у ЕР, как в 2013 она поднялась, помним 2016 год, выборы в госдуму, видим, что сейчас происходит, в связи с реформой. Это волны, критичность которых имеет значение, по крайней мере, по законодательному органу нашего региона. С другой стороны, почему все молчат о больших муниципальных выборах? 1400 мандатов было замещено, у ЕР 81,8% выдвинуто в муниципалитеты, и это много. Недавно мы были свидетелями заявления Бакаева о том, что складывает с себя ряд политических полномочий, если партия полностью проиграет выборы, более тысячи депутатов в муниципалитеты от ЕР – это никак не полный проигрыш. Если у ЕР 81,8%, то у КПРФ 11,2% мандатов прошли по муниципалитетам. Не много, но нельзя не отметить, что у КПРФ появились реальные, объективные условия, для преодоления муниципального фильтра, в случае выдвижения кандидата в губернаторы. Вот это вопрос качества политического процесса. Т.е. теоретически мы знаем, что муниципальный фильтр устанавливается в 7%, по ульяновской области. Теперь же есть потенциальная возможность, а будет она реализована или нет – это уже второй вопрос. Действительно – уровень электоральной поддержки у ЕР везде снизился, обращаю внимание на очень интересный доклад по анализу прошедших выборов, который вчера выпустило консалтинговое агентство Дмитрия Ивановича Орлова. Там есть немало слов и по ульяновским выборам, с большинством идей я полностью согласен. В Калмыкии, например, уровень поддержки вырос на 13%, в Ростовской области вырос, в Якутии вырос, ещё в ряде регионов существенно вырос, это не провальные выборы, это нормальные волны политического процесса. В Ульяновской области на ЕР воздействовали дополнительные негативные факторы – это список. Если в нём первое лицо региона, второе лицо региона и сенатор от региона, то очень трудно сказать, то это не партия власти, в чистом виде. Лично я бы рассмотрел другие возможные варианты формирования списка. Второй момент, он повсеместен – если региональную кампанию сопровождает муниципальная кампания, то рейтинг партии будет всегда страдать, вопрос в том – насколько. Поэтому когда выбирали президента, по всей стране проводилось минимальное количество кампаний любого другого уровня. Всем партиям не хватало субъектности. Так же как КПРФ не хватало конструктива. Очень трудно было отличить, у «Единой России» — где заканчивается партия и начинается власть. Поэтому нет ничего удивительного в том, что эти выборы оказались выражением отношения недоверия к действующей власти в целом, и регионального, и муниципального уровня. Ещё один фактор – особенность наших ульяновских выборов в том, что у нас не было ни одного самовыдвиженца. А считаю, что именно самовыдвиженцы, а не какая-то небольшая партия, должны стать, по логике вещей, быть золотой акцией, при принятии тех или иных решений в законодательном органе. Возможно, это повысило бы качество политического процесса. Сравнивая выборы в ЗСО с другими регионами, ещё хочется отметить, что во многих регионах были партии более радикальные, более левые в сравнении с нашей КПРФ. Это «Яблоко», «Парнас» и т.д., у нас не было, поэтому всё, что было левее КПРФ, они же и забрали. Возможно немного, но это тоже голоса. Хотя у нас уже всё смешалось – где заканчиваются либералы и начинаются патриоты – трудно разобраться. Согласен с Николаем Ивановичем, который говорил об особенностях технологического обеспечения избирательной кампании, в том числе и по линии ЕР, нам кажется, что чисто технически какие-то вопросы можно было решить по-другому. Не было ни одного одномандатника, но тем не менее в Ульяновске выдвигались 2 сопредседателя местного регионального отделения ОНФ, причём один из них – доверенное лицо президента. Ни Олег Мустаев, ни Алексей Ситников(?). Что мешало обеспечить самовыдвижение этих депутатов? Ведь сконфигурировалась иная избирательная кампания и, возможно, итог был бы другой. Кстати ситуация с 16 округом показала ещё одну важную деталь – автоматический транзит политической власти. Почему его нельзя было его обеспечить, если итогом всё равно был С.С. Панчин? Стал ли внешний вид наших городов лучше? – да, дороги? – безусловно, зелёное общественное пространство – да, сдвигается решение каких-то вопросов, появляются общественные, спортивные объекты? – безусловно. Заблуждение отдельных людей состоит в том, что переоценено перетекание этого эффекта в электоральный, в рейтинг доверия, хотя ставка была, как я понимаю, именно на эффект перинатального центра, благоустроенных дворов и т.д., но она не сыграла, у населения есть иные потребности, это запрос на справедливость. Как его реализовать в этой ситуации – не понятно. При пенсионной реформе аргументы были разработаны, но люди мыслят не аргументами, а эмоциями. И недаром ЕР предложила, одним из решений – отказаться депутатам от льгот и получать свою пенсию на общих основаниях. И люди говорят – да, это справедливо. Давайте и про другую партию скажем, ведь важен не только результат, но ещё и качество результата. Тем, кто формировал списки КПРФ, есть над чем поработать. Всё только начинается. Вчера я решил заглянуть в 72 школу, где занимались темой Шишкиной Людмилы Петровны, и посмотрел, как был организован «народный свод», как его назвали. Там у 4 депутатов от КПРФ даже риторика не сложилась: один говорит – мы будем добиваться по суду, восстановим, отменим приказ; второй тут же выходит – к чёрту суд, будем митинговать, протестовать; один говорит – я не могу дозвониться до губернатора, человек достоин того, чтобы дальше продолжать работу; другой – долой губернатора, у нас будет свой человек и мы будем за это бороться. Если рассматривать работу КПРФ серьёзно, так же, как ЕР, то там камня на камне не останется. Если такая работа будет на заседании ЗСО, то это уже даже не смешно.

ВОПРОСЫ

— Если бы Сорокина пошла самовыдвиженцем, то смогла бы она пройти, по своему округу?

Васин:
— Однозначно бы победила, шансы были очень высоки. Дело в другом: партия выбрала неправильную стратегию избирательной кампании. Если бы Елена Сорокина реализовывала ту стратегию, которую принял её штаб, а не партийный, то шансы на победу были бы весьма существенными.

Травкин:
— Я добавлю: мы все, с большим интересом, ждём логического объяснения по двум снявшимся коммунистам, публичные их объяснения должны прозвучать. Что касается «Единой России» — нам кажется, что излишняя централизация есть. И если мы возьмём округ Елены Сорокиной, №13, то можно увидеть интересный момент. Мы знаем кто и как упрекал её за отсутствие каких-то значков и лейблов, но факт в том, что % голосов, отданных за ЕР в её округе максимален в соотношении с остальными. И качество этого поражения – 131 голос. Это, по большому счёту, фактор случайности, на 70 000 избирателей, всего 131 голос перевес. Свечку я, конечно, не держал, но знаю, что и у Василия Александровича Гвоздева, и у Сергея Александровича Шерстнёва, и у Елены Алексеевны Сорокиной, технологи были а) местные и б) молодые.

Дергунова:
— Люди воспринимают снятие какого-то кандидата очень болезненно, как технологию. А тут снятие коммунистов воспринималось как будто их запугали, или купили, или власть надавила и они сняли кандидатуры, и за пару дней до выборов это могло дать всплеск. Нужно всем штабам очень внимательно отслеживать последствия применения таких технологий.

— Нина Владимировна, в 2003 году Вы рекомендовали губернатору Шаманову отказаться от проведения губернаторских балов, чтобы не нагнетать сложную обстановку в городе и в области. А что бы Вы сейчас посоветовали Сергею Ивановичу, в нынешней политической ситуации?
— Как я и говорила – изменить кадровую политику. Это кадры партийные и формирование списков. Сейчас же будут кому-то уходить мандат Рябухина, мандат Морозова, Бакаева, если он уйдёт из депутатов. И, я не знаю насколько это правда, будут уговаривать сложить полномочия, часть прошедших кандидатов, для того, чтобы прошли такие люди, как Чепухин и т.д. Я к тому, что кадровая политика – это не «в ком уверен и кто предан», а всё-таки люди политически зрелые и имеющие собственное лицо. Обязательно нужно поменять отношение к оппозиции. В последнее время это уже была не политическая борьба, а взаимная неприязнь, ненависть, которая не приносит политических очков ни одной стороне. Должно быть какое-то чувство меры, чувство политического такта, должны быть компромиссы и взаимоуважение. Это конечно не только к губернатору.

— Дмитрий Викторович, какие исследования публиковал ваш фонд, перед выборами, и как он финансируется?
— Свидетельство мы получили 17 августа 2018 года. Фонд молодой и интересный, никаких отдельных задач мы для себя не ставили. Через 6 дней, после регистрации собрали всех наших учёных и договорились, что, не торопясь, создадим структуру научно-исследовательского типа. И Николай Иванович предложил ввести свою методику оценки деятельности депутатов законодательного органа. Условно мы её называем «индекс политической дееспособности», будет 4 группы параметров. По финансированию – есть определённая стартовая договорённость с учредителями, это 3 физических и 1 юридическое лицо – ульяновская торгово-промышленная палата. Далее, если фонд будет конкурентоспособен на рынке ряда услуг, не только социологических, но и обучающих, а я в этом уверен, то мы всё равно выйдем на определённый уровень развития. И принципиально, что часть денег мы тратим на исследование собственного фонда, по своему собственному заказу и оферты обнародуем. Т.е. исследования не для заказчиков, а для всех, для СМИ в том числе, пользуйтесь кто хотите. И так же, мы хотим найти возможность, из этих денег, поддержать самих учёных – научная деятельность, командировки и публикации.

— Можете ли вы дать оценку – насколько чистой/грязной была прошедшая кампания?

Дергунова:
— Абсолютной честности в принципе быть не может. Кампания достаточно честная и расклад сил показал, что подсчёт максимально приближен к ожиданиям людей. Озадачивает лишь то, 60% населения просто не пришли на выборы. У кого-то из чиновников всегда руки чешутся, но это не было массовым явлением. После событий 2011 года мы наблюдаем 2 параллельных процесса: ограничение стихийных акций, приводящих к ненужным аспектам и используются силами, желающими раскачать политический режим и стабильность, и второй – идёт укрепление честности и чистоты выборов. Вводятся просмотры всех участков в онлайн режиме, трансляции и многое другое. Это правильный вектор, потому что 2011 год – это протест против нечестности. Я считаю, сегодня, мы наблюдаем результат работы по поставленной тогда задаче, если эта работа будет продолжена – станет ещё лучше.

Травкин:
— Голосование было протестным, там, где кандидаты от КПРФ были сняты, голоса ушли ЛДПР, это особенность текущей ситуации, как она будет развиваться дальше – увидим. С точки зрения честности – раньше участковых было больше, все слышали о том, как в конце 90-х в топках ж/д района находили стопки бюллетеней, которые жгли после выборов 96 года. Контроль улучшился: стало больше наблюдателей, качество подготовки выросло, телекоммуникационные средства прогрессируют, общественные наблюдатели вносят свой вклад, появилась уголовная ответственность по целому ряду составов нарушения. Это по подсчётам, что касается агитации – вы видели против кого были выпады. Тут мы судим по принципу «кому это выгодно», если выгодно «этим», значит делали «эти», достоверно нельзя утверждать. Мечтаю увидеть хоть одни честные и чистые выборы. У всех дрожали нервы.

— Прокомментируйте результаты выборов в Димитровграде: почему превосходство коммунистов было там настолько явным, и чего там ждать дальше?

Васин:
— Предварительно, из 20 человек, 19 – КПРФ. Димитровград – одна из «мятежных» территорий, ЕР вряд ли набрала бы там голоса. КПРФ там широко поддержали и результат этот был ожидаем.

Дергунова:
— Опять же, проблемы в кадровой политике, Димитровграду, в последние годы, не везёт с руководством. После проигрыша Тихонова в 2016, там не успели кардинально изменить ситуацию. Кошаев, со своими эксцессами, оказался не лучшей фигурой. Подобная слабость управленческого звена города приводит к тому, что люди выдают протестное голосование. Смекалин, стал куратором этого города слишком поздно, кардинально изменить ничего не успели.

Травкин:
— Результаты голосования в Димитровграде – всё тот же протест, направленный против региональной власти, по многим причинам. Сами коммунисты, судя по составу победивших кандидатов, не были готовы, иначе бы подготовили более качественный пул кандидатов в депутаты. Я не говорю, что эти кандидаты плохие, я говорю, что потенциал не был использован до конца, на мой взгляд они могли бы получить более качественный состав. Вспомните, как в 2016 году выступил Олег Юрьевич Горячев, как кандидат на территории Димитровграда, там были уверенные проценты, намного превышающие его среднеобластной результат, даже в тех районах, которые были ему близки, почему? Часть протеста ушла за него, по принципу «почему бы нет», это чётко читалось. Но есть интересный момент – мне кажется теперь ситуация там затруднительна. Димитровград будет развиваться не как субъектный город. Для жителей проблем нет – выберете себе менеджера, но тогда, вторым ходом, возьмите на себя ответственность за этот выбор, следовательно, ответственность за результаты работы главы города. Но если в Ульяновске не всё однозначно, с кадрами, пустуют министерства, то там то уж точно «не сахар». Нужна другая культура политического диалога, нужно переставать мериться возможностями влиять на политическую ситуацию, потому что за ней стоят люди, со своими проблемами.

— Изменится ли, на ваш взгляд, оценка губернатора, со стороны федерального центра, в связи с результатами выборов.

Травкин:
— Для этого нужно знать критерии этой оценки. Эти результаты выборов не останутся незамеченными, они будут проанализированы. Ещё раз предлагаю обратить внимание на доклад Дмитрия Орлова, посмотреть на итоги муниципальных выборов, я ничего критичного не вижу. Есть определённая усталость от любого лица, находящегося во власти, это психологический момент для избирателей. Как этот момент ослабить? Можно обновить депутатский корпус губернатора, в окружении новых лиц он смотрелся бы органичнее. Но, с другой стороны, если мы отключимся от всех этих схем – какое у меня есть основание, например, Анатолию Георгиевичу Еленкину сказать – «Знаете, до свидания»? Почему? Политика – это всегда поиск компромиссов, выборы не готовятся в последний момент. В последнее время ЕР в Ульяновске оборотики сбавила. Много было разговоров о предварительном партийном голосовании, первая модель, максимально открытая. Берём 17 округ – разрешили голосовать по первой модели + интернет. В единый день голосования, 2 июня, сколько за него проголосовало, на предварительном голосовании? 400 с небольшим человек, на округе, в 70 000. Для сравнения, когда в 2016 г-жа Бадахова шла в дополнительных выборах, по одному из кусков округа, в гордуму, за неё, на предварительном голосовании, проголосовало 500 с лишним человек. А в 17 округе таких кусков 7. 400 человек слишком мало, для того, чтобы конференция принимала решение, узнаваемости нет. Была возможна иная организация этого маховика, несмотря на то, что прошли президентские выборы? Можно. Как можно заводить человека, с узнаваемостью в 6%, через 400 человек предварительного голосования, под лето, под реформу, и потом говорить – «что-то не победил»? Такие технологические моменты должны рассматриваться в комплексе. Это я к вопросу об оценке губернатора. Есть ещё и указы президента об оценке критериев эффективности деятельности власти – 24 параметра, оценки действий органов власти населением. В какую сторону весы перевесят? Я считаю, что ничего критичного не будет. Хотя последствия будут электоральными для самого Сергея Ивановича. Как избирать гордуму, в 2020 году, можем? Можем, но уже не так просто, другая обстановка. Много было билбордов КПРФ в этом году? Вообще не было, а результат все видим. Получается, что все эти шаманские пляски с бубнами – расклейка, билборды и т.д., роли той не играют, особенно в избирательных тех кандидатов, которые на них надеются, узнаваемость повысить могут, но не избираемость.

Дергунова:
— С другой стороны было заявление Турчака, что партия проанализирует итоги выборов. Это конечно не день-два. А в целом, я сейчас была на 3 съезде российских политологов и у нас выступал Сергей Владиленович Кириенко (?), и он сказал, что администрация президента ситуацию знала, к таким результатам была готова. И они прекрасно знают, что в условиях пенсионной реформы, поддерживающая её партия обязательно понесёт тяжёлые репутационные потери. Не стоит задачи делать какие-то кардинальные выводы по ульяновской области. Хотя, конечно, сравнительный анализ администрацией президента будет проведён. Но нужны ли какие-то выводы, тем более сейчас? По всем остальным рейтингам наша область характеризуется достаточной политической стабильностью.

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here