«Понял, что в данный момент в этой парадигме я работать не смогу». Экс-министр спорта Назир Шамсутдинов рассказал о причинах своего ухода и планах развития отрасли

1
2056

В среду стало известно, что спустя два месяцев работы Министр спорта Назир Шамсутдинов написал заявление об отставке, его заместитель Олег Калмыков от должности отстранен. Мы организовали с экс-министром интервью, в котором он рассказал о причинах своего ухода и о том, как собирается развивать отрасль, не находясь у власти.

 

— Откуда такое решение? Значит ли, что озвученная стратегия и серьезные планы по структурным изменениям не будут реализованы?
— Кроме стратегии и планов мы уже кое-что реализовали. Мало того, на федеральном уровне наши стратегии и направления одобрены. По факту того, что случилось. Первое, министерство-центричная модель: у нас появилось много автономных организаций, они все живут своей жизнью, и не собираются должным образом соблюдать субординацию. Я принимал жесткие бескомпромиссные меры по этому поводу и, естественно, все это сообщество начало шевелиться, поскольку они были все завязаны на своих кураторов или бенефициаров. Инициативу, которую в том числе одобрял губернатор, начали комкать. Я издавал соответствующее распоряжение, довольно плавно и грамотно обставлял каждого руководителя, чтобы они все-таки поняли, как следует действовать в этой ситуации.
Второе: наша задача — соответствовать федеральным трендам по направлению развития. Что отразилось в нашей стратегии, приоритетах. Мы ее начали воплощать. Это все учитывалось при планировании бюджета 2019 года. С учетом всех обязательств, которые у нас накопились по этому году. Мы этот «корабль» брали с пробоинами и понимали, как его привести в рабочее состояние и поставить на курс.
Наверное, ситуация усугубилась еще и какой-то нервозностью, связанной с выборами. Потому что плановой работы было недостаточно, приходилось все решать с колес, и это приводило к некому сумбуру. Что способствовало небольшому недопониманию.
Если говорить о первопричинах то, я понял, что темп и требования, которые я задал себе, своим сотрудникам и спортивному сообществу – оказались слишком высокими. К таким нужным, но резким переменам власть не готова. В итоге не власть приняла решение о моем уходе. Хотя власть давала возможности понять некоторые вещи, но решение принял я сам. Принес заявление о сложении полномочий по собственному желанию и у руководителя был выбор – либо подписать, либо вернуть со словами «иди, работай». Получили то, что получили.

— Ситуация все же вам неприятна?
— Я нисколько не удручен и не расстроен. В другой парадигме я бы там все равно работать не стал. Как изначально и декларировалось. Я считаю, что через какой-то период, когда общая напряженность спадет, мы вернемся к понимаю того, что наши предложения (инструменты, способы и кадровые решения) актуальны. Возможно, придем к диалогу.

— Из отрасли планируете уходить?
— От отрасли, поскольку я оттуда родом, отваливаться не собираюсь. Свои наработки, решения и параллельные диалоги с федеральным центром, со спортивным сообществом будем усиливать. Попробуем с какой-то централизованной, нами организованной площадки делать предложения, давать это в обсуждения, собирать мнения. В основе работы лежали люди. Социальный аспект меня всегда больше волновал, чем пресловутые «медальки» и «результатики». Не считаю, что спорт в нашей системе координат самодостаточный: спорт ради спорта теряет актуальность, присутствует некий кризис жанра. Если сравнить с моделью советского союза — это небо и земля.
В последний момент я принимал управленческие решение, они не нашли поддержки. Я без претензий, потому что у каждого свои полномочия: кто-то предлагает, а кто-то принимает или нет. Я понял, что в данный момент в этой парадигме я работать не смогу. Это вынужденная пауза. В каком виде мы будем позиционироваться, в ближайшее время обозначим, задействуем в этом всех здравомыслящих наших соратников. В любом случае – сначала человек гражданин, а потом власть, которая создает для него условия, а не наоборот.
В отрасли можно оставаться либо в роли чиновника \ работника или как общественник. Сейчас мы говорим о втором варианте. Я не исключаю, что он будет еще более актуальный, чем вариант официальной структуры, потому что теперь систему я знаю изнутри. Я скажу, что перспектив в таком виде не очень много.

— Кто сейчас будет исполнять обязанности министра спорта?
— Моего зама Олега Калмыкова уволили. Я ушел сам. Осталась исполнять обязанности Татьяна Хисматуллина. Она очень работоспособный человек, занимается финансами, уже была ио после ухода Лазарева. Всю прелесть этой запредельной нагрузки она на себе уже испытала. Мне искренне жаль, что она вновь попала в такую обстановку. Не думаю, что тот, кто способствовал этой ситуации, когда я принимал решение, думал, в первую очередь, о Хисматуллиной или о ком-то. Это были сугубо личные интересы, или гордыня, или жадность – думаю, это основные мотивы для создания данной ситуации.

— Отрасль узкая, она конкретная, новых людей не будет. Если раньше деньги уходили на крупные мероприятия, а олимпийские виды спорта проходили мимо, то сейчас вектор начал меняться. Ничего нового никто не придумает. Ваша оценка из видения ситуации: что сейчас произойдет? На кого делать опору? Конкретные избранные векторы будут продолжены или все откатится назад?
— Не секрет, что кадровый вопрос везде стоит остро, в спортивной среде как нигде: ее всегда лихорадило. Если я не ошибаюсь, за 15 лет человек 15 и сменилось. Понятно, что говорить об устойчивой схеме развития не приходится. Руководитель это личность, которая под себя начинает подбирать состав. Мы двигались: 1) в рамках закона, 2) по утвержденным в Москве трендам. Если мы есть указы президента, то мы должны их выполнять. Те, кто приходит в отрасль не для решения стратегических задач, а чтобы реализовать свой проект, то будет страдать вся система. Ясно, что есть понятие проектного управления, но при этом он должен быть вмонтирован в общую отрасль. Когда ты ее реализовал, а в остальном «трава не расти» — получает развал. Ситуация, когда отдельные проекты работают, напоминает приватизацию 90х: взяли из государственного сектора сделали частные вещи – частные до сих пор работают хорошо, а государственный сектор найти не можем.
Считаю, что пока ситуация не дозрела. Мы остаемся людьми, которые предлагают развитие. Мы за конструктив и за людей, которые работают в этом секторе. В силу своих возможностей, способностей будем им помогать.

— Как мы понимаем, книга не закрыта, это просто очередной эпизод на пути развития и ульяновского спорта и конкретных людей. Движение продолжается.
— Согласитесь, эксперимент был интересный: он длился два года, потом перешел в активную фазу, а сейчас промежуточное разрешение. Получается, что самое интересное еще впереди.
Хочу отдельно поблагодарить весь коллектив, который с нами трудился. У нас был дефицит кадров. Но даже в усеченном составе, в колоссальном напряжении, с учетом выборного процесса, все показали себя достойно и набрались навыков в экстремальных условиях.

Оцените новость:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (голосов: 5, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кто хочет оперативно получать новости - подписывайтесь на наш Телеграмм канал.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Ну, что, очень жаль этого министра, работать в этом болоте действительно невозможно. Они уже поросли коростой коррупции и понятиями себе и еще раз себе. Своих не сдают. Губернатор дернулся, что то сделать, а потом пошел на закланье своему клану. И это не первый раз. Несколько лет назад было такое в каком то районе, по-моему в Радищевском. Пришел управленец, стал увольнять ворюг местных, а те бежать жалиться к губеру. Ну и ушли человечка. А район в полном дерьме сейчас – доворовали людишки губернатора. Вот Кузьмин вроде как понимал правила игры, поэтому и просидел больше всех на кресле, но опять таки не все течения учел :))) жадность фрайера сгубила.




    1



    0

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here